Сайт посвященный истории Кавкзазского региона

Из истории прозелитизма: формирование армянского этноса (часть 2)



Эльшад Алили,
сотрудник Центра истории Кавказа


Конечно же, армянский прозелитизм на дальних рубежах и тем более на территориях Европы и России не мог конкурировать с другими христианскими церквями. И в особенности с Римско-Католической церковью, которая, к примеру, заставила армяно-кипчаков (кыпчаков) Украины войти с ними в унию, вследствие чего эти тюрки-григориане затем растворились в среде народов, исповедующих католицизм.  Одной из важной причиной подобного процесса было ослабление и затем исчезновение с исторической сцены Золотой Орды, которая покровительствовала восточным христианским церквям, в том числе и армяно-григорианской.

В отличии от Восточной Европы после распада Золотой Орды, на Кавказе, Анатолии и Ближнем Востоке армянская церковь продолжала пополнять свои ряды за счет представителей разных этносов. Христианский миссионер архиепископ Иоанн де Галонифонтибус, являющийся очевидцем интересных событий конца XIV — начала XV вв. в своих путешествиях по Кавказу очень близко познакомился с нравами насельников этого края. Он отмечал, что в Приазовье и на Северном Кавказе монахи доминиканцы и францисканцы многих обратили в христианство. И еще он упоминает «разных армян» преимущественно говорящих на татарском языке [1, с. 15].  Хотя подобные исторические сведения являются отрывочными, но они дают определенную информацию, которые дополнительным образом свидетельствуют о прозелитическом характере армян.  

Другой европеец венецианский путешественник XV века, дипломат Иосафат Барбаро описывая дагестанцев, которых он именует кайтаками, отмечал, что «многие из них являются христианами, из которых часть верует по-гречески, часть по-армянски, а другие по-католически...» [2, с. 116]. То есть опять же явно прослеживается след армянского прозелитизма уже в Дагестане. Здесь уместно также вспомнить кавказоязычных удин, которые исповедовали григорианское христианство и вследствие чего окружающими тюрками и другими мусульманами именовались эрмени, то есть армянами. Хотя удины сохранили свой язык и национальную особенность, но и немало удинов вследствие давления армяно-григорианской церкви забыли свой язык и сегодня полностью арменизировались. Ситуация с удинами является еще одним масштабным итогом армяно-григорианского прозелитизма.

Нужно отметить, что в средневековье на мусульманском Востоке, в том числе и в Азербайджане всех христиан анти-халкидонитов именовали «эрмени». Антихалкидониты - это убежденные приверженцы монофизитства в его умеренной форме, потомки древних монофизитов, составляющие ныне пять церквей: Коптскую церковь Египта, Армянскую, Сирояковитскую, Эфиопскую и Малабарскую церковь Индии. Исторически в Азербайджане были христиане разного толка, в том числе и ранние христиане «несрани», то есть назорейи. Во времена Сефевидского (Кызылбашского) правления все эти островки христианства по фирманам Кызылбашских правителей после XVI века были переподчинены Эчмиадзинскому католикосату вследствие чего, например, таты христиане Ширвана в последствии уже именовались армяно-татами. Еще в ХХ веке некоторая часть татов Азербайджана оставались прозелитами армяно-григорианской церкви. Есть сведения о том, что армяне Буденовска, находящегося на Северном Кавказе являются выходцами из татской деревни Килвар Девечинского региона Азербайджана, где проживали таты-армяне. Такая же судьба позже постигла удин и другие народы Албанской Автокефальной церкви, который стали жертвами арменизации, точнее гайканизации.

Также очень много курдов перешедших в григорианское христианство пополнили ряды армян прозелитов. Львовский армянин кыпчакского происхождения Симеон Лехаци (XVII в.) побывавший на территории Османской Империи отмечал, что «по всей Мушской долине и области курды говорят по-армянски и клянутся именем св. Карапета» [3, с. 156].  По сведениям Симеона Лехаци многие курды этих областей являлись прихожанами армяно-григорианской церкви, а некоторые из них были церковными служителями низших рангов.

Российский автор царского периода Орест Евецкий в «Статистическом описании Закавказского края» (1835) отмечал, что переселенные с Эрзурума в Ахалцихскую губернию армяне имели курдское происхождение [4, с. 85, 180].  То есть многие сегодняшние армяне Джавахетии на самом деле имеют курдские корни. И сегодня часть курдов Турции являются прозелитами армянской церкви. На территории Османской империи издавалась христианская литература армянским шрифтом на курдском языке, что свидетельствует о значимом количестве прозелитов армяно-курдов. Кстати в Джавахетии сегодня имеется около десяток армянских деревень, родным языком которых является тюркский. Хотя они и именуются армянами, но старшее их поколение плохо говорит на армянском языке. К сожалению, этногенез этих тюркоязычных армян Джавахетии не изучен. Тот же автор Орест Евецкий отмечал, что армяне-католики Джавахетии говорили на татарском (азербайджанском – Э. А.) языке. То есть армянского языка практически не знали [ibid, с. 180].  А все потому, что никогда их предки не говорили на армяно-хайском языке. И судя по всему сами они имели тюркские корни. Но из-за христианского вероисповедания на языке местного мусульманского населения, а также в административной документации они проходили как «эрмени». К слову отметим, что католические миссионеры действовали без препятствий на территории Сефевидского государства. И на территории Азербайджана имелись несколько деревень население, которых было обращено в католицизм.

Армянский этнограф Липарит Назарянц в изданной 1901 г. в статье «Свадебные Обряды и Обычаи Армян Эриванской Губернии» отмечал, что на свадьбах армян этого региона «песни по большей части поются на татарском (азербайджанском – Э. А.), а иногда и на курдском языке» [5, с. 121]. И ни одной песни на армяно-хайском языке не исполнялось. Как же может быть так, что народ имеющий «свой» аутентичный язык на своих свадьбах исполняет песни не на своем, а на «чужом» языке? Ведь свадебные обычаи несут в себе некую аутентичную обрядность и таинство, которое особо не изменяется веками.  К слову, из статьи Липарита Назарянца становится ясным, что почти все свадебные обряды армян Эриванской Губернии кроме ее христианской (культовой) части один к одному совпадают с азербайджанскими свадебными обрядами. Но почему армяне должны копировать даже такие сакральные обряды как свадьба у тюрок? Ответ прост. На самом деле сегодняшний армянский народ является прозелитической нацией, образованной из осколков разных этносов принявших армяно-григорианский толк христианства. И естественно современные армяне не имеют никакого отношения выдуманным потомкам мифического Хайка, то есть «историческому» гайканскому (хайскому) этносу, которого в природе никогда не существовало. Также сегодняшние армяне не имеют никакого отношения к Армении античного периода, которой правили персы, парфяне и тюрки, и в которой не замечается присутствие какого-либо армяно-хайского этноса. Последними правителями Армении были парфяне Арсакиды, имевшие тюркские корни. И от парфянина Григория получили крещение народы Армении. И неспроста же, такие важные христианские термины как крест (хач), монастырь (ванк), святой (сурб-сарув) в армянском языке имеет тюркское происхождение.

К слову армянский католикос Симеон Ереванци (1710-1780) в своем произведении «Джамбр» также отмечает, что армянский народ появился после крещения Григорием Лусаворичем:
«По указанию его св. Григор, наш просветитель, воздвиг чудный храм — собственный Престол армянского народа, мать всех армянских церквей и их благодатную родительницу. Это произошло в 305 году Р. X. Ибо подобно тому как в древнее время господь бог указал Моисею (вождю древнего Израиля) форму скинии, чтобы он построил ее для пребывания божьего и дабы была она священным местом и убежищем для древнего народа, так в новое время он указал форму сей скинии св. Григору (вождю нового Израиля), чтобы тот построил храм для пребывания его и чтобы был этот храм лоном материнским и убежищем для нового народа — армянского [6, с. 70]

То есть армянский прозелитизм является главным основополагающим стержнем в истории всех армян и в угоду современной вымышленной армянской национальной идеологии сознательно отведен на задний план историографии и вследствие этого окутан ареалом таинственности. Одними из самых тайных армянских прозелитов являются зоки. Их происхождение окутано действительно неким туманом неизвестности. О них имеются очень скудные сведения. Известно, что зоки жили в нескольких деревнях Ордубада и Мегри Нахчыванского региона Азербайджана.  А то, что они еще в конце ХIХ веке говорили на своем языке, зафиксировал русский этнограф В. Девицкий:

«Хотя они и считают себя армянами, тем не менее самостоятельный язык, большая часть слов которого в корне совершенно отлична от армянских, а армянские слова сильно видоизменены, дает повод думать, что зоки остатки какого-нибудь самостоятельного племени, которое, приняв религию и богослужебный язык армян, мало-по-малу привыкло считать себя армянами, как это можно наблюдать над цыганами в ЭриваниМежду собою они говорят только на своем языке [7, с. 167-168].

Небольшой экскурс и обзор армянского прозелитизма свидетельствует о том, что еще в конце ХIХ и ХХ вв. среди армян Кавказа и Турции имелись и даже сегодня имеются татоязычные, курдоязычные, тюркоязычные армяне, амшенские армяне, а также другие прозелиты армяно-григорианской церкви евреи, цыгане, удины, зоки и т.д. А сегодня становится известным, что имеются также армяне-эфиопы. Хотя пока о них и об их количестве редко можно найти какие-либо точные сведения.

В средние века кроме тюркоязычной григориано-христианской литературы имелась также курдоязычная литература, написанная и изданная армянским шрифтом. По сведениям Фауста Византийского (V в.) в эпоху Сасанидов больше половины городского населения Армении были иудеями.  Понятное дело, что немалая часть этих иудеев, впоследствии обратилась в армяно-григорианскую веру и сегодня их потомки считают себя представителями «древнего хайского» этноса. 

Среди армян имелись также прозелиты - малочисленные этнографические группы не совсем понятных корней. Интересные сведения об одной такой группе армян-тумбульцев приводит русский историк Николай Федорович Дубровин (1837-1904) в своей восьми-томной работе «История войны и владычества русских на Кавказе».  Он описывает некоторых армян, переселившихся из города Салмас Южного Азербайджана в деревню Тумбул в Нахчыванский уездь. Привожу весь отрывок из книги Дубровина, где он описывает эту группу армян:

«В Нахчыванском уезде, Эриванской губернии на берегу р. Аракс лежит селение Тумбуль, жители которого известны под именем тумбульцев.
Народ этот – армяне, переселившиеся сюда из города Салмас, Адербейжанской провинции – имеет такие резкие особенности, что делают его весьма мало похожим на всех остальных армян.
Тумбулец высок ростом, тощ на лицо. На нем всегда видно черная, изодранная одежда, покроем похожая на рясу монаха, которого он и старается изобразить собою. При встрече с вами, тумбулец упомянет непременно об Иерусалиме и попросит милостыни; в правой руке его всегда виден посох, а в левой сверток бумаги, исписанный какими-то иероглифами.
Непривычный к сельским занятиям, он живет темными средствами, на чужой счет, подаяниями и милостынями.
Тумбулец скитается десятки лет далеко от родины, приходит домой только на зиму и уходит опять раннею весною. Зиму он не любит потому, что приходится сидеть дома за дымным камином, или курси. Его убивает тоска не по родине, а по чужим землям. За то с раннею весною он идет на промышленность, добывает себе кусок хлеба не позволительным трудом.
Под именем дервиша, он обходит города, священные для мусульманина: Мекку, Медину, и Кербела; там он ловко подделывается под обычаи правоверных, молится вместе с ними Магомету.  Подаяниями и добровольными пожертвованиями набожных мусульман, тумбулец набирает себе деньги, и переходит на промысел к христианам. Продвигаясь к Иерусалиму, он сбрасывает с себя имя дервиша, надевает черную рясу, и приняв звание монаха, под личиною набожности и смирения, посещает Иерусалим.
 Тумбульца можно встретить в Индии, Афганистане, Сирии, России, Сибири, одним словом везде, где живут люди. Обрыскав весь свет, он возвращается домой с порядочным запасом денег. Родные, друзья, соседи приветствуют его благополучным возвращением; одни радуются, другие горюют, не получив сведения о своих родственниках, еще бродящих по миру. 
Принесенный запас выпрошенных денег позволяет тумбульцу содержать свою семью с роскошью. Прекрасный дом, опрятные комнаты составляют главную его заботу и попечение; чай, сытный полу-азиатский и полу-европейский обед, десерт и кофе, составляют, можно сказать, принадлежность его пищи.
У себя дома тумбулец «покажется скорее всего торговцем, который добивает последнею копейку, чем бережливым селянином. У редкого вы не встретите серебряную посуду работы всех времен и народов: английскую, французскую, и азиатскую.   Шелковые покрывала, занавесы, бархат, кашемирские шали, хорасанские и мианские ковры – собраны, снесены сюда, будто дань подвластных своему повелителю. Сами тумбульцы и жены их одеваются чисто, богато, роскошно; шелковые ткани составляют их ежедневный наряд, не говоря о драгоценных каменях: алмазы, бирюза, яхонт, изумруд, жемчуг постоянно употребляются на украшение женщин, которые, впрочем нуждаются в этом потому, что сами не отличаются большею красотою. Они особенно любят носить цепи на шее, монисты из древней из древней золотой и серебряной монеты. Между тумбульцами есть мастера всякого дела.» [8, с. 403-405]. 

Но были также прозелиты григорианской церкви имеющие внушительное количество населения. Одним из таких прозелитов армяно-григорианской церкви являлись цыгане-боша. О цыганах прозелитах армяно-григорианской церкви имеется этнографический исследовательский материал армянского этнографа В. М. Папазяна «Армянскiе боша (цыгане). Этнографический очеркъ (1901 г.)».  Автор приводит очень важные исторические сведения. Судя по всему, количество армян боша влившихся в прозелитический армянский этнос было внушительным. Так как по сведениям автора цыгане боша были расселены по всем областям и пунктам Анатолии, где преимущественное большинство составляла армянское население. А на Кавказе они появились после 1828 г., то есть после переселения Россией армян на Кавказ. Данный труд является ценным этнографическим материалом, раскрывающий частично завесу над армянским прозелитизмом. По сведениям автора, цыгане боша еще сто лет назад помнили свой язык, но уже в среде других армян начали стесняться своих корней. И в отличие от других старых прозелитов-армян являлись более ревностными последователями предписаний армяно-григорианской церкви.

Этот материал примерно из 65 страниц был опубликован в царской России в 1901-м году во втором номере периодического альманаха ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ (Издание Этнографического Отдела Императорского Общества Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии состоящего при Московском Университете). Первые 15 страниц автор уделяет на общее обозрение всех цыган мира и приводит сведения о них, считающихся в то время более, или менее достоверными. После он уже начинает давать сведения именно об армянских цыганах, которых только армяне называют «боша».  И добавляет, что «несомненно, это презрительная кличка, произошедшая от слова «бош» – праздношатающийся, бродяга. Название это новое, созданное в настоящем столетии» [9, с. 107]. 

Само слово бош имеет тюркское происхождение и в древние времена имел такие значения как свободныйпустойвольныйразведенный и т.п.  [10, с. 113].  А в азербайджанской лексике дополнительно имеет также такие значения как незанятойпраздный, пустующий [11, с. 56].  

По сведениям В. М. Папазяна армянская церковь считала боша проклятым народом и, несмотря на их усердие в армяно-григорианской вере никогда не соглашалась рукополагать в священники из их числа. Сами боша на территории Османской Турции селились исключительно в тех местах, где преобладало армянское население. А на Кавказе боша поселились в основном после 1828 года, то есть после Туркменчайского договора, после чего армяне начали переселяться в исторические азербайджанские земли. В. М. Папазян отмечает об их колониях в Ереване, Карсе, Гюмри, Лори, Ахалкалаки, Тифлисе и Шемахе. Они осели в этих краях, занимались выделкой сит, корзин и имели свои дома и сады. Среди них бывали и богатые граждане, имеющие такие фамилии как Мелик-Агамалянц и Мелик-Саакян. И всегда боша промышляли только среди армянского населения и жили в армянских деревнях и кварталах.

Сами боша были здоровыми, сильными, выносливыми людьми, хотя о чистоплотности никогда не заботились. Слух и зрение у них были остры. Мужчины говорят мягко и медленно, не торопясь. Тут невольно делая отступление от сведений В. М. Папазяна, приходится сравнивать армян периода советской Армении и советского Азербайджана. Первые всегда отличаются медленным, не торопливым темпом разговора, когда за вторыми это не наблюдается. Видимо это обусловлено тем, что в среде армян Армении цыгане-боша ассимилировались в неимоверно большем количестве.

Приняв христианство боша, на виду исполняют церковные предписания, но в тайне также совершают свои старые обряды.  Женщины боша в отличие от других женщин цыган, не воруют, не гадают, не предсказывают и не промышляют танцами, так как боятся проклятия церкви. Хотя мужчины боша продолжали промышлять воровством. Дети боша медленно начали поступать в армянские школы и по сведениям В. М. Папазяна эти поколения уже избегали названия боша.

Как пишет В. М. Папазян боша, во многом утратили свой язык и уже имели мало собственных слов. Интересно, что по сведениям самих боша свой язык они считали искусственным языком-жаргоном. Таким искусственным языком владели также ремесленники Кавказа. Например, в Гюмри и Эрзеруме лудильщики, пекари, народные певцы и т.д. имели свой искусственный язык, состоящий из слов символических, или описательных, или просто из армянских слов, переставленных слогами. Но В. М. Папазян отмечал, что язык боша отличался от этих искусственных языков ремесленников. В конце своего материала он также выставил словарь из 300-400 слов из языка боша. Но при этом отмечает, что язык боша утратил свои законы флексии и все спряжения, склонения у него армянские. При этом язык кавказских боша отличался от языка боша Османской империи, также, как и сложившиеся армянские диалекты этих регионов. Хотя, как утверждает Папазян, уже в тот период боша все реже говорили на своем языке, и все больше употребляли армянский язык региона проживания. А к своему языку прибегали только тогда, когда надо было скрыть что-либо от других.

Русское правительство считала боша частью армянского населения, или по выражению Папазяна считала их армяно-григорианцами ремесленниками. По сведениям В. М. Папазяна религиозное стремление, усердие, вера в обряды армяно-григорианской церкви у боша было сильнее, чем у ортодоксальных армян. Тем не менее, среди них также оставались пережитки старых верований, противоречащих предписаниям армяно-григорианской церкви. Но при этом в сознании боша отсутствовало глубокое понимание религии. И все сводилось к внешним проявлениям церемоний и церковной обрядности.

Папазян несколько страниц уделяет также свадебным и другим обрядам боша. При этом отмечает, что многих своих обрядов они уже стесняются, а некоторые даже подзабыли. И только пожилые боша слышали об этих обрядах. Тем самым Папазьян давал понять, что при нем уже новые поколения боша сливались с классическими армянами, и по его мнению, через каких-то 50 лет полностью исчезнет грань между ними. И действительно последняя коллективная и многочисленная группа прозелитов армяно-григорианской церкви, коими являлись боша, сегодня полностью вошла в новый армяно-хайский этнос.  И ныне, даже те, кто помнят свои корни боша, вряд ли в этом открыто признаются.

Читать всю статью В.М.Папазян "АРМЯНСКИЕ БОША (ЦЫГАНЕ)" по ссылке: https://drive.google.com/file/d/0B7BEevnub_DNYldVcEVjemF2REk/view

Литература:


1.  Иоанн де Галонифонтибус КНИГА ПОЗНАНИЯ МИРА (СВЕДЕНИЯ О НАРОДАХ КАВКАЗА). Баку, 1979.
2. Иосафат Барбаро ПУТЕШЕСТВИЕ ИОСАФА БАРБАРО, ПОЧТЕННОГО ВЕНЕЦИАНСКОГО ГРАЖДАНИНА В ПЕРСИЮ (Сведения западноевропейских путешественников XV века о Дагестане). Сборник научных сообщений. Вып. I. Дагестанский ГУ им. В. Ленина 1970. 
3.    Симеон Лехаци ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ. Москва, Восточная Литература 1965.
4. Орест Евецкий СТАТИСТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ЗАКАВКАЗСКОГО КРАЯ. С-Петербург 1835.
5.  Липарит Назарянц СВАДЕБНЫЕ ОБРЯДЫ И ОБЫЧАИ АРМЯН ЭРИВАНСКОЙ ГУБЕРНИИ. ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ Кнг. XXXI. Издание Этнографического Отдела Императорского Общества Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии. Москва 1901, номер 3.
6.  Симеон Ереванци ДЖАМБР. Памятная книга, зерцало и сборник всех обстоятельств Святого престола Эчмиадзина и окрестных монастырей. Перевод С. С. Малхасянца. Москва 1958.
7. В. Девицкий КАНИКУЛЬЯРНАЯ ПОЕЗДКА ПО ЭРИВАНСКОЙ ГУБЕРНИИ И КАРССКОЙ ОБЛАСТИ. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 21. Тифлис. 1896.
8.   Дубровин Н. Ф.ИСТОРИЯ ВОЙНЫ И ВЛАДЫЧЕСТВА РУССКИХ НА КАВКАЗЕ. Том I, книга 1. Санкт-Петербург 1871.
9. В. М. Папазян. АРМЯНСКИЕ БОША (ЦЫГАНЕ). Этнографический очеркъ. ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ (Издание Этнографического Отдела Императорского Общества Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии состоящего при Московском Университете. Москва 1901/2.
10.  ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ. Ленинград 1969.

11.  АЗЕРБАЙДЖАНО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ. Под редакцией Г. Гусейнова. Баку 1941.

Из истории прозелитизма: формирование армянского этноса (часть 1)



Эльшад Алили,
сотрудник Центра истории Кавказа


Прозелитизм является стремлением обратить других в свою религию. Он направлен на привлечение новых обращенных последователей в свою веру. Прозелитизмом является также горячая приверженность новообращенных учениям ново-принятой религии. Термин «прозелит» (προσήλυτος) в бытовом значении с древнегреческого языка переводится как «новый поселенец», а в религиозном смысле как «новообращенный» [1, с. 691].  Этим термином определяли пришельцев, или людей, переходящих из одной общины в другую. В ранней библейской традиции прозелитами называли тех, кто переходил в иудаизм.

Прозелитизм в активном, или пассивном виде присутствует во всех религиях и религиозных учениях. Но особо сильно оно поощряется в христианских церквях и организациях.  Исторически, сложилось так, что все христианские церкви активно старались обратить представителей других религий и даже других христианских конфессий в свою веру. Не является исключением также армяно-григорианская церковь, которая сегодня уже является национальной религией, хотя со времени своего зарождения она таковой не являлась. Обзор истории армян и армянской церкви позволяет с уверенностью заключить, что все сегодняшние представители армянского этноса являются потомками прозелитов, то есть обращенных в армяно-григорианское христианство. Но в отличие от других христианских конфессий армянский прозелитизм никогда не являлся предметом комплексного научного изучения, что отмечал украинский лингвист, историк Ярослав Романович Дашкевич - один из редких исследователей армянского прозелитизма.



Это обусловлено тем, что в первую очередь в этом не заинтересована сегодняшняя официальная историческая парадигма Армении, скрывающая правдивую историю сегодняшнего армянского этноса. Вся историческая концепция сегодняшнего армянского этноса выстроена в основном на вымышленных фактах, где искусственным образом удревняется корни армянского этноса и имеется попытка привязать историю сегодняшней армянской нации к эпохе ранних библейских патриархов. И в этом случае история армянского этноса в современной Армении просматривается совсем в ином ракурсе, где массовое прозелитическое происхождение армянского этноса противоречит сегодняшней армянской национальной идее. Вкратце напомним, что современная армянская историография, стоявшая на службе ложной армянской национальной идеологии, пытается привязать историю армянского этноса к мифическому гайканскому народу, якобы уходящему корнями к очень древним временам и порой до мифических допотопных времен. В этом аспекте все правители античной Армении, имевшие скифское (линия Ашкеназа и Тогармы), ахеменидское (Оронтиды, Арташесиды) и парфянское (Арсакиды) происхождение объявляются армянскими царями. Армянами объявляются также имеющие разные этнические происхождения все население и феодальные домены, исторической Армении. В этом свете армяне представляются как самый древний этнос региона, якобы как народ добиблейской эпохи. И по этой ложной и выдуманной исторической парадигме огромные территории Кавказа, Ирана и Турции выдаются как исконно армянские земли.  Естественно, что в таком раскладе армянской историографии не выгодно изучение фактологической истории армянского христианского прозелитизма.  Потому, что в процессе изучения выясняется, что армянский этнос возник и образовался вследствие появления армяно-григорианской церкви. И до появления григорианской церкви в истории не замечается ни одного следа существования армянского этноса. А сама история армяно-григорианской церкви начинается с первой половины IV века нашей эры. Общеизвестно, что первым крестителем Армении, которой правила сако-парфянская династия Малых Арсакидов (по тюркск. БалаАрсак, Валарсак) был опять же епископ с царскими парфянскими корнями Григорий Просветитель, мирское имя которого в источниках указывается как Анак Шат Сурен. А сама церковь Григория в самом начале не была автокефальной. Больше ста лет патриархи григорианской церкви рукополагались в византийском городе Кесария, что опять же свидетельствует о не апостолическом происхождении самой церкви.

Но сегодняшняя армянская национальная идеология пытается представить самих армян как первый этнос, принявший христианскую религию на государственном уровне. В этом русле даже в отношении других христианских церквей и народов очень сильно и откровенно проявляют спесь, и явное высокомерие. Хотя не понятно, чем могут быть лучше первые христиане от поздних обращенных в христианскую веру? А ведь по этому поводу даже в христианском Евангелии сказано, что «первые будут последними, а последние первыми».
Если взглянуть в историю армяно-григорианской церкви выясняется, что христианство принимал не армянский этнос, который тогда еще не образовался, а часть населении парфянского государства Малых Арсакидов, которые в том числе правили местностью под географическим названием Армения больше 450 лет. Именно парфянин Григорий Просветитель крестил вельмож Армении при царе парфянине Тиридате.  А подданными Малых Арсакидов были представители разных этносов. Даже анализ феодальных доменов, приводимых в книге армянского летописца Моисея Хоренского, наглядно показывает разношерстность их этнического происхождения. То же самое касается и простого люда.  Сам М. Хоренский указывает, что царь Арташес (Артаксий), который именуется в книге Арсакидом «умножил население Армянской страны, приведя многие чужеземные народы и расселив их по горам, долинам и полям» [2, II 56]. Исторически обычно подобная практика применялась в малозаселенных странах, или областях. То есть по сведениям самого армянского хрониста и «отца армянской историографии» территория Армении еще до нашей эры была заселена разношерстными народами и в этом ключе о каком-то едином армяно-хайском этносе говорить не приходится. Понятное дело, что историческая Армения, находящееся вокруг озера Ван была гориста, имела невыгодные условия для производства и по этой причине была слабо заселена. Поэтому цари время от времени вынуждены были заселять страну чужеземцами, для обработки земли.

Подобные исторические сведения имеются также и у других летописцев. Ситуация долго не менялось и после правления Арсакидов. Например, римско-византийский авторV-VI вв. Прокопий Кесарийский в своем произведении «О Постройках» употребляет словосочетание «народы Армении», что является важным и четким историческим свидетельством [3, III III-8].  То есть еще в первой половине I тысячелетия нашей эры Армению заселяли народы и племена разного этнического происхождения. Был ли среди этих народов этнос, именуемый себя гайсканским и говорящий на гайканском, то есть на классическом армянском языке - остается большим вопросом. Во всяком случае, нет ни одного лингвистического и исторического факта, по которому можно с уверенностью твердить о существовании какого-либо гайканского (армянского) народа на тот период.  Хотя по сведениям только самих армянских текстов можно допустить, что в V-VI вв. в среду прозелитов христиан григорианской церкви начали внедрять литературный церковный язык грабар, который сегодня классифицируется как церковный мертвый старо-армянский язык.  Но факты свидетельствуют о том, что даже спустя много столетий основная масса прихожан армяно-григорианской церкви не понимали сей литературно-церковный язык, и продолжали говорить на своих родных языках и диалектах. И стихи, песни эти христиане слагали не на армянском, а на других родных себе языках. Поэтому нет ни одного исторического произведения народного творчества, нет ни одного светского стихотворения, не говоря уже о поэме, нет ни одной народной песни на старо-армянском и средне-армянском языках. Потому, что эти литературно-церковные армянские языки не были живым разговорными для огромной массы христиан григорианцев. Народ не слагает стихи и песни на непонятном ему языке. Так как эти языки были литературно-церковными их знали только узкая каста книжников и священников. Стихи и песни на литературно-армянском языке Средневековья имеют исключительно религиозный характер. К слову вся историческая армянская литература была создана в основном церковными деятелями, в среде которых преподавался этот язык. А сам этот язык еще до XVI-XVII вв. массово не был внедрен в широкие слои христиан-григорианцев, которых на Востоке их соседи мусульмане именовали просто собирательным именем «эрмени».

Этнический состав классических армян-григорианцев действительно был пестрым. Стоит напомнить, что по сведениям самих армянских летописей престол парфянина Григория после него больше ста лет занимали отпрыски его же рода, то есть потомки самого парфянина Григория. Но при этом в самой церковной иерархии были епископы, имеющие другие этнические корни. Например, летописец IV в. Фавст Византийский (Фавстос Бузандаци) упоминает блаженного епископа Мцбинского Иакова «мудрого перса» - избранного Богом человека [4, 20], или святого епископа Даниила, имеющего сирийское происхождение [ibid, 31]. Также основные княжеские роды государства Малых Арсакидов имели разное этническое происхождение. Так Арцруниды имели ассирийские корни и судья по всему позже иранизировались. Багратиды по армянским хроникам были иудеями и бывшими израильскими пленниками. При парфянах Арсакидах они играли важную роль во дворе, но об арменизации этого рода нет каких-либо фактов.  Византийский император Х в. Константин Порфирогенет в своем произведении «Об Управлении Империей» не раз именует их иберами и упоминает об их Иерусалимском происхождении [5, 46-50]. И у него нет ни одного намека на этнические связи Баградитов с армянами.

Также княжеский род Мамиконянов - правителей области Тарон, был выходцем из Туркестана и судя по сведениям имел тюркские корни. А князи Сюника, опять же, как и парфяне имели сакское происхождение. Также другие менее значимые феодальные домены имели парфянское, персидское, иудейское, аланское корни, чему имеются сведения в книге М. Хоренского. Не говоря о том, что подданными Арсакидов Армении были также сирийцы, персы, греки, мидийцы - которых армянские тексты грабара именуют марами (змея на персидском), иудеи, тюрки, картвелы, кордуэнцы и представители разных этнических групп. И вот именно вельможи этих этнических групп Армении и часть народов была крещена Григорием Просветителем в бассейне реки Евфрата. Из армяно-язычных источников выясняется также, что парфянские цари Армении очень часто себе на помощь, призывали войска родственных им кушанских, маскутских, гуннских правителей. Естественно многие из этих дружин оседали на этих землях. Все эти факты свидетельствуют о пестром разнообразии населения Армении перед принятием христианства. Естественно тут говорить о едином языке или единокровном гайканском народе не приходится.

В этом свете стоит немного остановиться на теме о тюрках армяно-григорианского вероисповедания. Сами армянские исследователи эту тему в основном обходят молчанием, или даже игнорируют. Согласно отрывочным сведениям, уже в раннее средневековье часть тюрок, проживающих в Южном Кавказе, и в Восточной Анатолии, приняла христианскую религию. По сведениям сирийского автора Захария Митиленского они уже к V в. имели своего епископа и Евангелие на своем языке. В советское время, этому историческому факту посвятил исследовательскую работу азербайджанский ученый, удин по национальности Ворошил Гукасян [6]. По всей вероятности, позже эти тюрки-христиане в раннее средневековье вливались в албанскую, и армяно-григорианскую церковь. Армянские источники отмечают о тюркских племенах субар-савиров области Ути, принявших христианство и перешедших в григорианскую конфессию. В самих текстах армянских летописцев эти субар-савиры именуются севордиками. О них имеются некоторые интересные сведения у армянского летописца Иоанна Драсханакертского, где он этих севордиков именует утийцами, а их войско утийским войском [7, с. 162].

В массовом порядке принимали христианство также многочисленные кыпчаки (кипчаки) и печенеги, переселившиеся в южный Кавказ по приглашению грузинского царя Давида Строителя (1073-1125) а также царицы Тамары (1166-1213). Известно, что этим переселенцам были розданы земли, и многие из этих тюрок приняли грузинское христианство, а часть перешла в григорианство. На западном Кавказе даже до XV в. существовала христианское Атабекство кыпчаков. Кроме того, часть войска Чингизидов (правителей из рода Чингиз-хана) были христианами несторианского толка. Жена правителя Азербайджана Хулагу Хана - Доккуз Хатун была из этих христиан и известно, что она горячо покровительствовала всем христианам своего государства.  То есть в средневековье в регионе количество тюрков-христиан было огромным. И естественно, что они могли легко переходит из одной христианской конфессии в другую, так как не видели особенной разницы между ними.

Естественно эти разные тюрки-христиане Южного Кавказа сохраняли свой язык, обычаи, родовой и военный строй. Многие церкви и монастыри имели тюркские названия, и часть этих названий сохранились до конца XIX века. По сведениям средневекового армянского летописца Мхитара Айриванского «в 1191-м году в Лори был созван собор о том, можно ли служить литургию в палатках» [8, 413]. Лори, или горная Борчалы издревле была областью населенным многочисленными тюрками. На этой территории проживали христиане тюрки сувары, как было указано выше именуемые в армянских источниках севордиками и тюркские племена казах-карапапагов, часть которых также некоторое время исповедовали христианство. Видимо именно священники этих тюрков пытались добиться разрешения для ведения литургии в палатках, так как в то время в степях Дешти-Кыпчака и чуть позже на территории Золотой Орды кочевого христианского населения уже имелись для проведения службы передвижные церкви-палатки.

История тюркского христианства и в особенности тюркского григорианства исследована очень плохо. В частности, из-за позиции армянской историографии, которая не признает роль тюрков в этногенезе современного армянского этноса. А ведь самый почитаемый святой армян Григорий Татевский до крещения имел тюркское имя Хутлу-шах (благословенный царь), что свидетельствует о его тюркском происхождении. Армянские авторы и пропагандисты также спекулируют украинскими тюрками-григорианцами, которых в литературе условно называют армяне-кыпчаками. Исторически установлено, что это были тюрки Половецких степей принявшие армяно-григорианскую веру. Невзирая, на исторически факты, армянская пропагандистская машина объявляет их армянами, перешедшими на тюркскую речь и якобы забывшие «свой» армянский язык. Историческое наследие этих тюркоязычных эрмени, или тюрков христиан григорианского толка имеет богатый литературный материал по религиозной, фольклорной, литературной тематике, а также архивные  документации по делопроизводству, юридическому и торговому делу и т.д. Прекрасным современным исследователем этой тюркоязычной литературы является тюрколог Александр Гаркавец, директор Центра евразийских исследовании "Дешт-и Кыпчак", главный научный сотрудник Института истории и этнологии НАН Казахстана. В результате его огромной работы издано огромная литература на тюркском языке этих украинских армяно-кыпчаков. 

Имеются исследовательские работы, в том числе и армянских специалистов по истории армянских колоний на Украине. Но в этих работах о тюркоязычии основной массы армян Украины умалчивается. Даже в изданных рецензиях Академии наук Армянской ССР на книгу украинского ученого Ярослава Дашкевича «Армянские колонии на Украине в источниках и литературе XVXIX веков (Ереван, 1962)» о тюркоязычии армян Украины не написано хотя бы одного предложения. И в такой ситуации все армяно-кыпчаки в современных армянских исследованиях оказываются потомками гипотетического Хайка. Тогда непонятно, почему все эти армяно-кыпчаки полностью предали в забвение свой родной армяно-хайский язык на территории Украины, где они в основном проживали не среди тюрок, а христианских народов Восточной Европы, многие из которых были славяноязычными. По историческим сведениям, даже священники армяно-кыпчаки, не говоря уже о простых прихожан, плохо владели грабаром, который являлся для всех последователей армяно-григорианской церкви всего лишь литургическим языком. Эти священники даже плохо или вовсе не владели ашхарабаром, то есть разговорным армянским языком.

Или также непонятно почему эти армяно-кыпчаки, переселившиеся в Украину, Польшу, Валахию находясь в окружении христианских народов, а в частности украинцев, венгров и поляков в быту переходят именно на тюркский язык, а не на украинский, венгерский, или например польский. При этом стоит отметить, что за все время существования армяно-кыпчакских колоний эти тюрки-григорианцы всегда были объектом порицания за свое тюркоязычие со стороны христианских и общественных деятелей соседних народов, о чем приводятся некоторые свидетельства в трудах Ярослава Дашкевича. В своей статье АРМЯНО-КЫПЧАКСКИЙ ЯЗЫК XV-XVII вв. В ОСВЕЩЕНИИ СОВРЕМЕННИКОВ Ярослав Дашкевич отмечает, что армяне-кыпчаки Каменецк-Подольска в документациях свой тюркский язык именовали армянским языком и приводит этому двадцать примеров с архивных документов [9, с. 84]. В статье приводятся сведения итальянского священника и дипломата Антонио-Мариа Грациани, который встречался с армяно-тюрками в Львове в 1564 году. Под свежим впечатлением от встречи он записал, что армяне «имеют кодексы и церковные песнопения, написанные армянскими буквами и [армянским] языком, однако их читают только некоторые священники. Сами вообще говорят на скифском и турецком языках». Под скифским языком европейцы подразумевали кыпчакские и татарские диалекты тюркского языка [ibid с. 80].

Тюрки-григориане проявили себя не только на территории Украины. Армянские церкви имелись также на Северном Кавказе, Астрахани, и в особенности Казани, куда армянский прозелитизм проник еще во времена Волжской Булгарии. Есть также некоторые предположения о существовании григорианских церквей на территории средневекового Туркестана. Кроме этого по сведениям, которые приводит Ярослав Дашкевич, армянский прозелитизм еще в раннее средневековье проник в Индию, Цейлон, Малайю, чему имеются сведения в архивах миссионерских организациях. А в исландских источниках остались сведения о трех армянских миссионерах епископах Петре, Абрахаме и Стефане, которые XI в. проникли в Исландию и проповедовали свою григорианскую веру.

В итоге выясняется, что адепты армяно-григорианской церкви занимались активной миссионерской деятельностью, вследствие чего от Индонезии до Британских островов, то есть по всей Евразии образовались колонии новых прозелитов-армян.  А также в Африке, где Александрийский патриархат армяно-григорианской церкви, существовавший при государстве Египетских мамлюков тоже сидела не сложа руки. Вследствие этой деятельности сегодня имеются армяно-эфиопы и многочисленные армянские кладбища в Эфиопии.


Продолжение следует


Литература:

1.   Henry George Liddell, Robert Scott GREEK-ENGLISH LEXICON. New-York, Cincinnati, Chicago 1883;
2.    ИСТОРИЯ МОИСЕЯ ХОРЕНСКОГО;
3.    Прокопий Кесарийский О ПОСТРОЙКАХ;
4.    Фавстос Бузанд ИСТОРИЯ АРМЕНИИ. Ереван 1953;
5.   Константин Багрянородный ОБ УПРАВЛЕНИИ ИМПЕРИЕЙ. Москва «Наука» 1991.
6. Ворошил Гукасян ОБ ОДНОЙ ДРЕВНЕТЮРКСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ (Советская Тюркология. 1981/5).
7.  Повествование Иованнеса Драсхакерци. Ереван 1986. Перевод М. О. Дарбинян-Меликян.
8. Мхитар Айриванкский ХРОНОГРАФИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ, СОСТАВЛЕННАЯ ОТЦОМ МЕХИТАРОМ, ВАРДАПЕТОМ АЙРИВАНКСКИМ. Санкт-Петербург 1869.

9. Ярослав Иванович Дашкевич АРМЯНО-КЫПЧАКСКИЙ ЯЗЫК XV-XVII вв. В ОСВЕЩЕНИИ СОВРЕМЕННИКОВ. Журнал «Вопросы Языкознания» 1981/5.