Сайт посвященный истории Кавкзазского региона

Карты Кавказа в разные периоды


Азербайджанский эмират в составе Аббасидского халифата 9-11в. Азербайджан. Оккупированная Карабахская область
Английская карта 1898 года Географическая карта Южного Кавказа XVIII века
Государство Сефевидов 16-18 вв. Империя Сефевидов Азербайджана. 16-18 века ;
Империя Кара-Коюнлу. 15-16 века.
Кавказ английская карта 1721 г. Север Азербайджана 1815 г.
Карта Кавказа 16 века Карта Кавказа 1841 г.
Карта Сефевидского государства 16-18 века. Кавказ английская карта 1815 г.
Сфальсифицированная армянами карта. Кавказ 7 век. Южный Азербайджан американская карта 1897 г.

Армянские фальсификации истории Еревана (часть 1)


Армянские деятели, спекулируя библейскими преданиями и античным названием географии, которая именовалась Армения. Для этой цели в разные периоды выдумывались байки о происхождении топонимов. Такая участь постигла и средневековый азербайджанский город Иреван, который ныне переименован в Ереван и является столицей республики Армения.

Эльшад АЛИЛИ Историк, сотрудник Центра истории Кавказа, научный работник Института по правам человека Национальной Академии Наук Азербайджана (НАНА)

Каждый народ в литературном и устном творчестве отражает свои воззрения, идеалы, поэтические фантазии, мир мыслей, чувств, переживаний, ожиданий, космогонические знания о бытие и природе, идеалы общественного строя. Народ веками создает, совершенствует, обогащает свою литературу, искусство, художественные традиции. Естественно у каждого народа, этноса, или религиозной группы имеются предания, рассказы, исторические сюжеты, приукрашенные воображением народной фантазии и воззрениями.
Но в этом ряду армяно-хайская традиция отличается весьма завышенными, а порой и фантастическими преувеличениями по отношению к себе, и где роль соседних этносов принижается до минимума. Например, армянские деятели, спекулируя библейскими преданиями и античным названием географии, которая именовалась Армения, всякими ухищрениями и натяжками пытались, и сегодня пытаются монополизировать, и присвоить историческое наследие бассейнов рек Тигр, Евфрат, Кура и Аракс, представляя данную географию сугубо армянской. Для этой цели в разные периоды выдумывались соответствующие эпохе байки о происхождении топонимов. Такая участь постигла и средневековый азербайджанский город Иреван, который ныне переименован в Ереван и является столицей Республики Армения.





Чтобы полностью присвоить этот город придумывались разные исторические легенды, не имеющие ни чего общего с действительной историей. Временами армяно-хайские деятели появление этого города на исторической арене связывали с разными фразами, якобы выпавшими из уст пророка Ноя на армянском языке (!). Порой его связывали с т.н. армянским царем Ервандом, а иногда даже его отождествляли с историческим Двином, который на самом деле находился в другой местности. Пробовались все варианты лишь бы привязать название города Иреван какому-либо аспекту выдуманной армянской истории. Когда не получилось, в советский период уже выдумали урартскую крепость Эребуни, от которой якобы пошло название города Иревана-Еревана. Однако на камне с клинописью, обнаруженном при раскопках на холме с тюркским названием Ганлы Тепе, отмечается крепость, которую якобы построил урартский царь Аргишти I (VIII в. до н.э.), название пункта читается не как Эребуни, а как Ирпуни. В любом случае ни название Эребуни, ни Ирпуни ничего общего не имеет со средневековым азербайджанским городом Иреван, который был построен в нахие (область) под названием Кырк-Булак, что с тюркского переводится как «сорок ключей».
Академик Василий Владимирович Бартольд писал: «Эривань возникла в качестве селения при Тимуре, а городом сделалась только в XVI в. при шахе Исмаиле, и тогда же получила свое нынешнее название.» [1, с. 212-213]. Данное утверждение Бартольда подтверждается историческими фактами и хронологией. Ведь до XVI в. название Иреван-Еревана нигде не упоминается. Разве, что в некоторых армянских летописях якобы название Эривань проходит в связи с событиями VII века, где упоминается арабское нашествие. Это в первую очередь поздняя анонимная книга, приписываемая Себеосу (VII в.), история Ованеса Драсханакерци (IX-X вв.), которого еще именовали Иоанном Католикосом и труд Мхитара Айриванкского (XIV в.). Даты в скобках являются данными армянской историографии. Мы, конечно же, проанализируем эти работы и приведем те места, где упоминается Эриван в связи с арабским нашествием. И покажем несостоятельность этих фактов, которые являются просто поздними подделками.
Отметим, что во многих случаях с армянскими фальсификациями и спекуляциями, связанными с городом Иреван, эти выдуманные и натянутые истории поддерживались и тиражировались разными западными институтами и российскими имперскими структурами, где на арену выходили историки, этнографы, писатели и журналисты, распространяющие эти фальсификации. Также, как и в последнем случае с названием Эребуни, где одно предложение академика Б. Пиотровского «Возможно, что даже в названии столицы Армянской ССР города Еревана продолжает жить урартское название города Эребуни, сооруженного царем Аргишти на пятом (?) году его правления» [2, с. 31] явилось началом новых фальсификаций истории города Иреван-Еревана.
В настоящей работе приводится часть исторических фактов, по которым пытались и пытаются сфальсифицировать историю средневекового азербайджанского города Иреван, который сегодня миру больше известен как Ереван.
В 1859-м году российский историк, писатель армянского происхождения Худобашев Александр Макарович писал: «Эривань лежит при реке Занги и маленькой речки Кырк-Булак, соединяющиеся с Араксом и состоит собственно из города и крепости; последняя имеет две, довольно высокие стены, упирающийся в левый берег Занги, составляющий таким образом, четвертую его сторону – прочие три стороны обведены рвом. Стены эти построены из глины, смешанной с соломою и мелким камнем. Вода здесь получается из, особо устроенного водоема, огражденного полуразрушенною глиняною стеною; сверх этого, с северной стороны, проведена в крепость, под землею, еще особенными водопроводами, из реки Занги, а с юго-восточной из Кырк-Булака. Водопроводы эти теперь почти совсем засорены. Из Кырк-Булака вода проведена по городу множеством канавок. В городе выстроен довольно красивый ханский дворец; а главная Магометанская мечеть превращена в церковь, православного, Греко-Российского вероисповедания и освящена во имя Покрова пресвятой Богородицы. Шарден, в своем путешествии описал одну крепость, которая можно полагать есть древний Ервандакерт, также основанный Еровандом против его столицы. Она имеет вид овала и до 4000 шагов в окружности» [3, с. 51].
Как видно из его слов он связывал название самого города Еревана и его происхождение с именем т.н. армянского царя Ерванда. Известно, что по армянской традиции якобы имелась армянская царская династия, под названием Ервандитов из среды которой выходили цари с одноименным именем. На самом деле персидское имя Ерванд (Арванд-быстрый) принадлежал многим ахеменидским и македонским сатрапам Армении и некоторых Восточно-Анатолийских областей, а не армяно-хайским царям. В греческих и римских источниках это имя произносится как Оронтес. Последний македонский сатрап Армении Оронт (II в. до н.э.), по сведениям Страбона являлся потомком перса Гидарна, одного из семи сподвижников царя Дария I [4, 11-14/15].
Современная армянская историография всех этих Оронтов, или Арвандов имевших персидское происхождение включила в единую династию Ервандитов (Оронтидов), и объявила армянскими царями. В свою очередь династия Арташесидов некогда правящая Арменией и берущая свое название от первого царя Армении Артаксия (II в. до н.э.) по происхождению тоже имела персидские корни и была продолжением линии сатрапов Оронтидов. То есть, начиная с Ахеменидов и в продолжении в период VI-I вв. до н.э. Арменией правили сатрапы и цари, имеющие персидские корни, и страна это имевшая культурное эллинистическое влияние была иранской, а не хайкидской, или гайканской (армянской), как хотят представить армянские историки. И поэтому называть Ервандитов и Арташесидов армянскими царями является элементарной подтасовкой фактов и очередным присвоением чужого наследия.
Армянские деятели и историки XIX и начала XX в. всячески пытались присвоить земли Эриванского и Нахчыванского ханств и для этого выдумывали всякие истории, связанные с географическими названиями этого региона и сопредельных областей. По этой причине одно из построений Эриванских башен, которую описал французский путешественник Шарден, побывавший в 1672-1678 гг. на Кавказе, А.Худобашев пытается приписать т.н. «армянскому» царю Ерванду II. И в этом случае уже средневековый азербайджанский г. Эривань с его стороны представляется как античный армянский город Ервандакерт.
Армянские деятели, таким образом, вводили в заблуждение не только российскую историографию, но и западную. А такие как Худобашев порой врали безбожно. В своей книге он кроме Эривана, Нахчывана также Шеки, Шемаху, Баку, Дербент, Ленкорань, Гянджу называет частью Армении подчиненной России [3, с. 26]. Или например, утверждает, что в Нахчыване живут одни армяне [ibid, с. 52]. Хотя в зафиксированных документах Российской Империи отмечается, что в 1832-м году «народонаселение города Нахчыван состоит из 1330 семейств, в числе коих: 905 мусульман, 156 старожилых армян и 269 армян переселенцев» [5, с.332]. Как видно даже после переселения армян с Ирана абсолютным большинством населения Нахчывана оставались тюрки. А по камеральному описанию в самом Нахчыванском округе, куда кроме сегодняшних территорий Нахчыванского АР также входил Даралагезский махал, который в советский период был передан Армении, отмечается, что «по происхождению жители Нахичеванского округа суть: 1) татары, или правильнее туркоманы, в числе 3859 семейств; 2) куртины не более 660 домов; 3) коренные армяне всего 533 семейств, и 2145 переселившихся туда в 1828-м году из Персии» [ibid, с. 316-317].
Все европейские путешественники, писатели, этнографы, побывавшие в регионе в период XVI-XIX вв. в основном контактировали с христианским армянским населением, а более конкретно с армянскими церковными деятелями и представителями образованных армянских кругов. Часть данных встреч отражена в книгах этих авторов. И естественно всю информацию о крае и его истории они черпали из сведений армянских деятелей. Понятно, что, как и в случае с Худобашевым, европейцы в основном получали искаженные сведения о регионе и народонаселения. В таких случаях армянская мысль и церковное мифотворчество появление и названия многих географических пунктов региона связывали с присвоенными «армянскими» царями, и не редко с легендами, связанными с патриархом Ноем. И естественно эти воззрения отразились также в книгах европейских авторов. Так, например, прусский писатель Барон Гакстгаузен побывавший на Кавказе писал: «Эривань или правильнее, Эраванпо-армянски значит «видимый». Предание гласит, что когда Ной, после потопа увидел с Арарата землю, то закричал: «Она видна!» и от того окрестности города получили свое название. По другому преданию армянский царь Эрвар является основателем города.
Город имеет и другие названия. Анц-Ваген-Шагат, Двин, Армевин, Гарей, Артаксата и пр.» [6, с. 163-164]
Понятно, что такие несуществующие названия как Анц-Ваген-Шагат, Армевин, Гарей, были выдуманы армянскими пересказчиками Гакстгаузена. Русский историк французского происхождения И. И. Шопен приводит уже другую армянскую этимологию названия Еревана, но опять, же связанную с Ноем: «… Ной, увидел от Арарата противоположную сторону долины, очищенною от вод, назвал ее Еревули, то-есть высохло.» [7, с. 262]
Здесь еще в первую очередь внушается мысль (своим людям и европейцам) о том, что патриарх Ной обозначил название Еревана и других топонимов региона на армянском языке. Это косвенно подразумевает идею того, что язык патриарха Ноя был армянским и армянский язык является самым древним и первым языком человечества. Но порой такие выдуманные рассказы повторяли также сами российские писатели и историки того времени. Русский писатель-беллетрист, военный историк Платон Павлович Зубов писал: «Смотря на сей памятник отдаленнейшей древности, на коем совершилось чудесное событие: обновление рода человечества, — мысль невольно стремится в след за течением стольких минувших столетий, вызывает оные из мрака прошедшего, и видит праведного Ноя, воздвигающего жертвенник Господу Богу, спасшему его от ужасной кары раздраженного Неба; видит построение им Нахичевана, Маранда, Эзрк-уры и самой Эривани; видит основание Гайком Армянского государства; его преемник Арай дает свое название горе Масису и окрестной стране, именуемой ныне Араратом. С того времени Эривань делается столицею Араратского царства, и долгое время составляет центр могущества Армении.» [8, с. 316-317]
По армянской традиции название библейской горы Арарат связан с мифическим армянским принцем Ара Прекрасным, которого убила «сладострастная» ассирийская царица Шамирам. Поле, где войско Ара Прекрасного проиграла битву Шамирам, впоследствии была названа «Арай арат», что в переводе с армянского якобы будет «падение Ары». Здесь налицо еще одно присвоение происхождения библейской, притом допотопной топонимики армянскому языку.
Эту выдуманную армянскую мифическую этимологию также приводит в своей книге английский историк академист Джеймс Брюс. Также он упоминает армянское предание о Нахчыване, которую якобы построил Ной и назвал по-армянски Нахиджеван, что означает «первое оседание». Или, например, название города Маранд в Южном Азербайджане, которую якобы построил Ной и назвал по-армянски «Майр Ард» — «Здесь Мать». [9, с. 208-210]. По преданию там была похоронена супруга патриарха Ноя, и поэтому данный пункт получил такое название. Предъявляя названиям Арарат, Ереван, Нахчыван, Маранд и др. топонимам армянское происхождение и связывая их происхождение с легендами о Ное, армянские деятели пытались полностью присвоить Библейскую географию, связанную с легендами и преданиями о послепотопным возрождением человечества.
Но в отличие от Платона Зубова такие ученые как Джеймс Брюс все-таки критически подходили к этим легендам, так как знали, что исторический Арарат и одноименная область находилась южнее озера Ван, в стране, которая в античности именовалась Гордуэной. И все три Абрамистские религии, почитающие патриарха Ноя, в этом пункте сходились. По сведениям Брюса, там, то есть в исторической Гордуэне до 655 г. существовал христианский монастырь, возведенный в знак вступления Ноя на сушу [ibid, с. 202-204]. Это местность находится сегодня в турецкой области Джизре – на стыке с границей Ирака.
И только после XII-XIII вв. в западно-христианской традиции библейскую гору Арарат начали связывать с современным Араратом. То есть нынешняя гора Арарат, которая в армянской традиции во все времена называлась Масис, свое название Арарат получила уже в средневековье после XIII века и на самом деле с традиционным библейским Араратом ничего общего не имеет.
Даже в ранней армянской книжной традиции Арарат и Араратская область локализуется южнее озера Ван в стране Кордук (Гордуэна), чему имеются свидетельства в книге летописца IV-V вв. Фауста Византийца (Фавстоса Бузандаци) [10, III, гл. X]. По Фаусту выясняется также, что первопрестольная армянская церковь находилась в г. Аштишат, который находился западнее озера Ван в области Тарон. А погребения первомучениц армянской церкви Гаяне, Рипсиме и их сподвижниц находились южнее оз. Ван в настоящей области Арарат. [ibid, IV-4, III-14].
То есть первопрестольная церковь Армении, где Григорий Просветитель крестил царя Теридата, вельмож и народ, а также церкви первомучениц Гаяне, Рипсиме находились не в сегодняшнем Эчмиадзине как гласит нынешняя армянская историография. На самом деле Григорий Просветитель крестил царя Теридата, вельмож и народ в городе Аштишат исторической области Тарон, находившийся юго-западнее от озера Ван. А церкви первомучениц Гаяне, Рипсиме находились в исторической области Арарат локализующейся южнее оз. Ван в стране Кордук-Гордуэна.
Понятно, что позже вслед западно-христианской литературной традиции и в армянскую церковную традицию вошло отождествление Масиса с Библейским Араратом. Точную дату отметить сложно, но Эчмиадзин на самом деле был учрежден не в 303-м Григорием Просветителем, а в 1441-м году по указу Азербайджанского султана Джахан Шах Кара-койунлу. Можно полагать, что примерно в этот период и после Араксскую равнину в армянских книгах начали называть Араратской областью и всю географию связывать библейскими легендами о потопе и выдумывались всякие легенды, связанные с патриархом Ноем. То есть вся армянская литература, где Араратская область отмечается в Араксовой равнине, а не южнее озера Ван в стране Кордук на самом деле была подделана после XIV-XV вв.
При этом сами выдуманные армянские байки видимо были настолько противоречивы, что позже средневековый Эривань, или азербайджанский Иреван связывали то с Ервандом, то с Ноем, то с Двинем, или даже Артаксатой. Та же самая тенденция прослеживается и с другими географическими названиями. И часто ошибочно армянские деятели пытались существующие населенные пункты региона связывать с городами античной Армении. Французский путешественник Шарден писал: «В летописях, хранящихся в знаменитом монастыре трех церквей, говорится, что город Нахичевань — древний Ардашад, называемый греческой историей Артаксат и Артаксазат. Другие армянские писатели считают Нахичевань еще более древним и говорят, что строить его начал Ной, поселившийся там после потопа. В доказательство своих слов ссылаются на происхождение названия этого города: по их словам Нахичевань на старом армянском языке значит первый поселок или первый странноприимный дом». [11, с. 298].
По Шардену выходит, что в Уч Килисе (по тюркс. значит «Три церкви»), то есть в Эчмиадзинском монастыре хранились какие-то рукописи, объявляющие Нахчыван древней Артаксатой. Понятное дело, что эти работы были из серии поддельных рукописей, где подтасовывалась история и география региона.
Но уже серьезные западные академисты XIX в. начали критически подходит к армянским историческим выдумкам, хотя уже эти легенды успели просочиться в западную литературу. Немецкий ассиролог и урартолог Леман-Хаупт (1861-1938) отмечал, что «Диярбекир армянами сегодня ложно упоминается как Тигранакрет» [12, с. 174]. Он вообще критически подходил к армянской летописной традиции и называл сведения о ранней истории армян «ничего не стоящими фантастическим рассказами» [ibid, с. 169-170].
Объявляя Диярбекир -Тигранокертом, Нахчыван — Артаксатой, а Эриван – Ервандакертом, армянские писатели встречались критикой со стороны известных западных и российских ученых.
Продолжение следует
_______________________
 Аннотации:
  1. Василий Владимирович Бартольд РАБОТЫ ПО ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ ИРАНА, Москва 2003.
  2. Борис Борисович Пиотровский ВАНСКОЕ ЦАРСТВО (УРАРТУ), Москва 1959.
  3. Александр Макарович Худобашев ОБОЗРЕНИЕ АРМЕНИИ («Обозрение Армении в географическом, историческом и литературном отношениях») Санктпетербург 1859.
  4. Страбон ГЕОГРАФИЯ.
  5. ООЗРЕНИЕ РОССИЙСКИХ ВЛАДЕНИЙ ЗА КАВКАЗОМ, часть IV, Санктпетербург 1836.
  6. Барон Август фон Гакстгаузен ЗАКАВКАЗСКИЙ КРАЙ (Заметки о семейной и общественной жизни и отношениях народов, обитающих меду Черным и Каспийскими морями), часть I. Санктпетербург 1857.
  7. Иван Иванович Шопен ИСТОРИЧЕСКИЙ ПАМЯТНИК СОСТОЯНИЯ АРМЯНСКОЙ ОБЛАСТИ В ЭПОХУ ЕЕ ПРИСОЕДИНЕНИЯ К РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ, Санктпетербург 1852.
  8. СОБРАНİЕ АКТОВЪ ОТНОСЯЩИХСЯ, КЪ ОБОЗРЕНИЮ ИСТОРИИ АРМЯНСКОГО НАРОДА, том III. Москва 1838.
  9.  James Bryce TRANSCAUCASIA AND ARARAT, London 1876.
  10. Фавстос Бузандаци ИСТОРИЯ АРМЯН (ПОВЕСТИ БУЗАНДА) АН Армянской СССР Ереван, 1953. Перевод с древнеармянского М. А. Геворгяна.
  11. ПУТЕШЕСТВИЕ КАВАЛЕРА ШАРДЕНА ПО ЗАКАВЗАЗИЮ В 1672-1678 гг. Кавказский вестник, № 6. 1900.
 ­C. F. Lehmann- Haupt ARMENIEN EINST UND JETZT Berlin 1910

Армянские фальсификации истории Еревана (часть 2)


ЧАСТЬ 1  |  ЧАСТЬ 2

НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО АРМЯНСКИЕ МИФЫ, СТАЛКИВАЛИСЬ С АКАДЕМИЧЕСКОЙ КРИТИКОЙ ЗАПАДНЫХ ИСТОРИКОВ, ВСЕ-ТАКИ ВЫДУМАННЫЕ РАССКАЗЫ С БИБЛЕЙСКИМИ ПОВЕРЬЯМИ ПРОСАЧИВАЛИСЬ В ЗАПАДНУЮ ЕВАНГЕЛИЧЕСКУЮ СРЕДУ. ПОСКОЛЬКУ ТОЧНЫХ ДАТ БИБЛЕЙСКИХ СОБЫТИЙ ВЫБРАТЬ СЛОЖНО, ЭТО СТАЛО ПРЕКРАСНОЙ ПОЧВОЙ ДЛЯ МАНИПУЛИРОВАНИЯ УМАМИ ВЕРУЮЩИХ ЛЮДЕЙ ПОСРЕДСТВОМ СПЕКУЛЯТИВНЫХ ДОМЫСЛОВ О БИБЛЕЙСКОЙ ГЕОГРАФИИ, СВЯЗАННОЙ С ЭДЕМОМ, ИЛИ С ВСЕМИРНЫМ ПОТОПОМ.


Эльшад АЛИЛИ Историк, сотрудник Центра истории Кавказа, научный работник Института по правам человека Национальной Академии Наук Азербайджана (НАНА)

ЧАСТЬ 1 ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ http://www.rizvanhuseynov.com/2015/06/1.html 

продолжение


Как отмечалось в первой части, попытки, некоторых кругов приписать библейскую топонимику к армянскому языку косвенным образом имело целью причислять армянский язык к языку первочеловечества, на котором говорили ранние библейские патриархи, пророк Ной и его потомки. 



Российский историк XIX века написавший труд по истории Армении Виктор Афанасьевич Абаза отмечал: «…армяне считают себя первородным народом и ведут свое происхождение по прямой линии от Ноя. В подтверждение своего мнения, армяне ссылаются на книгу Бытия, признающую Арарат тем местом, на котором остановился ковчег, и указывающую, что Ной и его семья, единые спасенные от всемирного потопа, не удалялись от Арарата: ибо вся земля устно едино и глас единъ всем… Обретоша поле въ земле Сенаарской, и вселишася тамо («На всей земле был один язык и одно наречие. 2 Двинувшись с востока, они нашли в земле Сеннаар равнину и поселились там» _ Кн. Бытия 11/1-2 – Э.А..).  Исходя из указаний священного бытописца Моисея, армяне признают свой язык тем наречием, которым изъяснялись первые люди. И конечно, если послепотопный родоначальник армян Ной говорил наречием своего отца Ламеха, человека до потопного, то армянский язык может быть признан самым древним из всех человеческих языков.
Некоторое сходство своего языка с еврейским армяне приписывают только тому обстоятельству, что евреи, при своем огромном размножении в Армении, позаимствовали у господствующего наречия, - самих же евреев они относят к халдейским поколениям…» [1, с. 14-15].

Тут конечно комментарии излишне. Оказывается, семитские языки произошли от армянского языка, или язык Ветхого Завета многие свои лексемы позаимствовал у «господствующего армянского наречия». Все дело в том, что этому и подобным «историческим откровениям» многие армяне верили, и сегодня продолжают верить. Более того свое искаженное видение навязчиво тиражируют. На самом деле очевидного сходства между еврейским и армянским языками нет. Просто в классическом армянском языке имеются много заимствований с арамейско-сирийского языка. И семитские языки естественно ничего не позаимствовали с армянского языка, существование которого в античный период является вообще спорным вопросом. Но армянские авторы в тот период Армению продолжали объявлять колыбелью всего человечества. По этому поводу русский историк армянского происхождения Худобашев писал: «По свидетельству книг священных, Армения была колыбелью всего послепотопного человечества. Но, по самому природному ее положению, ей не предназначено было играть такой роли в событиях Азии, какая принадлежит Ассирии, Персии и Аравии» [2, I].

Худобашев являлся российским историком и известно, что в царской России существовала цензура, где не все вольные идеи могли просочиться. Но на Западе, среди евангелистических кругов, армяне себя чувствовали более раскованно, и некоторые армянские авторы уже объявляли Армению колыбелью даже до потопного человечества. В книге армянского автора Мыкыртыча Габриеляна изданной миссионерским обществом подобных идей озвучено немало. Он и подобные другие армянские авторы схожими заявлениями армянизировали мифическую географию библейского Эдема, безапелляционно утверждая: «Более того, Армения была колыбелью человеческой расы, домом младенческого человечества, и история человеческой расы начинается с Армении». [3, с. 13].

«Претензии Армении на собственность пределов Эдемского сада не должно оспариваться. Ни одна страна, по сути, не пыталась стяжаться с Арменией за эту честь. Ее природная красота, целебный климат, ее изобилие, плодовитость, аромат цветов, разнообразие пений птиц, прежде всего ее гористая и переполненная грудь, с которой могучие воды распространяются по всем ее краям и наполняют большие реки, которые оплодотворяют нижележащие страны и пополняют три прилегающие моря; все это действительно оправдывают требование того исторического факта, что Армения была колыбелью младенчества человечества» [ibid, с. 22-23].

Книга М. Габриеляна, откуда приведены эти слова, называется «Армяне, или народ Арарата».  На самом деле эти высказывания не были просто фантазиями наивных армянских националистов. В сознание западного человека, воспитанного с детства библейскими преданиями, внедрялась идея исторического права армян на территории, которые проходят в ветхозаветных традициях. Вся логическая цепочка была построена вокруг этих бредовых претензий армянства, а самое главное эти книги и идеи распространялись не среди узкого круга армян, а издавались немалыми тиражами на европейских языках. Эти проекты на Западе финансировались известными миссионерскими организациями. В одной из таких книг, изданной в Филадельфии, в 1920 году армянский церковный деятель Григорий Стефан Месроп свое произведение начинал такими фразами: «Самые ранние сведения о землях, населенных армянами, которые мы можем проследить, связано с Эдемским садом и ее четырьмя реками – Евфрат, Тигр, Гихон и Фисон, проходящие во второй главе книги Бытия» [4 с. 1]. 

Этот Г. С. Месроп название горы Арарат опять же весьма своеобразно связывал с армянскими словами ayr-человек и arat-позор. И объяснял название местности как «земля, где человек нес на себе позор, своим злом и преступлениями, и вследствие этого вызвал на себя Божественный гнев в виде потопа» [ibid,  с. 12]. Но это странное утверждение противоречит даже духу самой библейской традиции, по которой потоп был повсеместным, а на Арарате человечество нашло именно спасение, а не пережило позор. Насколько Г.С. Месроп верил своим утверждениям говорить сложно, однако у армян было много различных версий происхождения топонимов Арарат, Масис, Нахчыван, Эривань. Один из таких авторов, Андраник Аждарьян тоже в своей книге затрагивает названия этих топонимов и связывает их с послепотопными преданиями о Ное. Утверждая, что до потопа здесь говорилось на едином общечеловеческом языке, Аждарьян опять же приводит армянские этимологии названий г. Маранда – здесь лежит мать; Нахчывана – первое жилище; Еравана – видимый; Масис – матерь мира, а Арарат даже равниной ариев. Там же он отмечает, что человечество распространилось с Армении [5, с.13-17]. Кстати и сегодня не мало армянских историков повторяют подобные антиисторические тезисы.

Такие, как С. Месроп и другие армянские церковники, историки и национальные деятели уделяя Армении, которую они видели от Трабзона до Дербента роль матери первочеловечества, выделяли в этой географии только армянскую нацию, как наследницу библейских историй. Хотя в этом географическом ареале кроме армян жили также тюрки, курды, таты, сирийцы, арабы, картвелы, греки, кавказские народы и др. этносы. Но армянские деятели отказывали им в древности, и, конечно же, присутствия в Эдемском саду, а порой всех их считали пришлыми, смешанными, загрязненными представителями низших рас. Анонимный армянский писатель-историк, автор книги «Земля Арарат, или кровля мира» под псевдонимом Макдональдс Александр, отмечал: «Несмотря на злобные превратности судьбы, через которые они (армяне – Э.А.) прошли, на их частичное рассеивание и гонения, в мире они по-прежнему выделяются как высшая и особая раса. Другие племена после уничтожения своей цивилизации и форм правления, либо погибли, либо были поглощены своими завоевателями. Армянская раса же остается неизменной, и почти не загрязненной связями с другими расами…» [6, с.6]

Мифические сюжеты, связанные с послепотопной библейской географией и сегодня играет важную роль в притязаниях армян, и автоматически объявляет пришлыми в данной географии остальные этнические единицы. Эта точка зрения является краеугольным камнем коллективного сознания армян, так как она подчеркивает то что, народ, который сохранился во время потопа, выжил также и после «геноцида».  Потому что, армяне являются сильным, талантливым, гениальным, то есть Богом избранным народом. Следуя этой логике, они представляются миру в образе «великой нации». И поэтому кроме исторического аспекта армянская проблема имеет и важный психологический стержень. Национализация библейского пророка Ноя является основой идеи воссоединения всего армянства вокруг горы Арарат, ибо он должен опять собрать своих детей и потомков на этой географии. И естественно вся «историческая территория «Великой Армении» является землей, которую сам Бог наследовал армянам.

Однако в реальности, в Библии армяне-хаи и даже название античной Армении совсем не упоминаются. И вообще все ранние библейские сказания ничего общего не имеют с армянскими бреднями. Само географическое название Армения уже появляется после кодифицрования книг Ветхого Завета и в особенности Пятикнижия Моисея. А сам армяно-хайский язык появляется на исторической сцене в средневековье как церковно-литургический язык. Сам же армяно-хайский этнос образуется уже позже из кластеров разных этнических единиц, собравшихся под крышей армяно-григорианской церкви, которую основали парфяне. Но у армян имеется свое ложное представление о мире, о себе, и даже об истории территории библейского Арарата, который на самом деле находился южнее озера Ван. При этом у них имеется одержимое стремление навязать другим свои искривленные представления о себе и о других народах. Как мы уже выше отмечали у армян, хоть и были разные версии происхождения топонимов Арарат, Масис, Нахчыван, Эривани, но при этом все они имели армяно-хайскую этимологию.

В первой части мы привели слова академика Бартольда, который отмечал, что «Эривань возникла в качестве селения при Тимуре, а городом сделалась только в XVI в. при шахе Исма'иле, и тогда же получила свое нынешнее название.» [7, с. 212-213]. Эти заключения в первую очередь основывается на сведениях знаменитого турецкого путешественника Эвлия Челеби, который в главе «О строительстве города Еревана» отмечает: «В 810 (1407-08) году один из любимцев эмира Тимура, купец Ходжа-хан Лехичани, ступил на землю этого Еревана. Он увидел плодородный край и поселился [здесь] вместе со всеми своими домочадцами. День ото дня он богател на выращивании риса и строил этот город. Позже, в 915 (1509-10) году, шах Иранской земли Исмаил-шах приказал своему везиру Реван-кулу-хану построить в этом месте крепость. Тот за семь лет воздвиг крепость и дал ей имя Реван. Это прекрасная крепость из кирпича и камня на восточном берегу реки Занга. Однако в один-единственный ярус» [8, с. 285].

В османских архивах название города проходит как Реван, а в кызылбашско-сефевидских, как Иреван. Дело в том, что в тюркском языке отсутствуют слова начинающие на согласный звук -r. В народной тюркской речи Азербайджана перед заимствованными с арабского и персидского языка словами начинающих с этим звуком -r обычно ставилась гласное -i. Поэтому в простонародной речи Реван трансформируется в Иреван. Но если следовать литературной норме более правильным вариантом будет Реван.

Вышеприведенные данные Эвлия Челеби поддерживаются и с другими историческими сведениями. Датой строительства Еревана как города-крепости отводится к 1509-1515 годам. И действительно до этого периода ни в одном из Османских, или Кызылбашско-Сефевидских документах имя Еревана не упоминается. А самое первое упоминание названия города проходит в повести «Чалдыранской рузнаме» османского писателя-хроникера Гейдара Челеби, которая посвящена, Чалдыранскому походу султана Селима I. Известно, что 23 августа 1514-го года произошел бой между армиями кызылбашского шаха Исмаила Сефеви и османского султана Селима I, которая в истории известна как Чалдыранская битва. После этой битвы кызылбашские войска отошли и значительные территории Азербайджана как южнее, так и севернее Аракса вошли в состав Османской Империи. Автор «Чалдыранской рузнаме» Гейдар Челеби был свидетелем событий, и ход действий описал в своей летописи, которую завершил в 1525-м году. Именно в его произведении, где описывается уже отход войск Селима севернее Аракса впервые в истории упоминается название города Ревана:

«29-го реджеба (20. 09. 1514) в среду перешли реку Аракс, и прибыли к пункту Кешиккумбет, находящийся выше крепости Алынджа. Четверг дошли до города Нахчыван, а 1-го шабана (22-го сентября) в пятницу к городу Карабаг. На следующий день подошли к завие Ахмед-бей, после к Седереку относящиеся к области Нахчыван. 4-го шабана прошли рядом с Хаджы-Лалалу, относящейся к Чухур-Саду и разбили лагерь между деревнями Большая Веди и Малая Веди. 5-го шабана прошли реку Занги относящейся к Чухур-Саду и подошли к городу Реван. На следующий день был взят Реван и включен в Османские земли. 7-го шабана был взят армянский духовный центр Учкилисе...» [9, с. 108]

В армянских архивах Матендарана сохранились разные купчие о купле, продажи недвижимости и указы Сефевидских правителей. И во всех этих документах нет упоминания Еревана до 1510 года. Привожу всего одну купчею о купле продажи земли от 1503-го года: «Купчая, составленная в 1503 году о продаже Фахр-эд-дином шести дангов мулка села Айдин Дарвин Ибрагиму халифа

шариатской
Состоялось это в месяце шаввал девятьсот восьмого года переселения пророка (30 марта — 27 апреля 1503 г.), — мир ему и его [потомкам], — помилуй меня, писаря» [10, с. 289-290]

Ереван находился в нахие (волости) Кырк-булаг. Но ни в одном документе до 1509-го года, где проходит название волости Кырх-булаг, ни разу нет упоминания о населенном пункте Ереван. Этот факт является еще одним свидетельством того, что до этого времени города под названием Ереван еще не существовало. И отстроил его Реван-гулу хан, от которого и крепость получило свое название.

Здесь стоит также отметить еще одно важное свидетельство. Обычно армянские историки и некоторые современные персидские деятели отмечают, что до 1918-го г. территории севернее Аракса никогда не входили в состав Азербайджана, или никогда не именовались азербайджанскими территориями. В вышеприведенном документе ясно указано, что территории Чухур-Садского вилайета, куда также входил нахие (волость) Кырк-булаг, где позже будет отстроен крепость Реван, в 1503-м году был в составе страны Азербайджан. И подобных документов в армянском Матендаране храниться немало. Например, в другой купчие от 1400 года, где отмечаются пределы Татевского монастыря, проходит словосочетания «…олке Капаната, Сисаджана и Туман-е Нахчевана страны Азербайджан…» [ibid, с. 253]То есть территории Кафана, Сисиана, Нахчывана в документе от 1400 года показаны в составе страны Азербайджан. Ереван не упоминается потому, что его тогда еще не существовало. Имеются и более ранние подобные упоминания. Визирь Ильханидского государства Фазлаллах Рашидаддин (1247-1318) упоминая события 1161-1162 гг. город Двин отмечает как «принадлежащий к округам Азербайджана» [11, с. 84]. Есть и более ранние исторические упоминания, где земли севернее Аракса отмечаются как земли Азербайджана. Арабский автор Мухаммед Асам аль-Куфи (ум. 926-м году) описывая войны Халифата второй половины VIII в. с хазарскими тюрками Нахчыван упоминает как один из городов Азербайджана. [12, с. 67-68]. И Эвлия Челеби тоже Ереван отмечает как город Азербайджана: «Крепость Карши основал сын Тимур-хана Шахрух-мирза. Затем она перешла под власть азербайджанского султана Узун-Хасана. Ныне находится на земле Еревана и является одним из городов Азербайджана» [8, с. 111]

Данное свидетельство, где правитель державы Ак-Коюнлу Узун Хасан назван султаном Азербайджана является историческим ответом тем, кто утверждает о не существовании азербайджанского государства до 1918-го года. Понятное дело, что государства Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу, Кызылбашско-Сефевидское, Авшаров, Каджаров были азербайджанскими, чему имеются достаточно исторических подтверждений.

Продолжение следует


Аннотации:


  1. Виктор Афанасевич Абаза ИСТОРИЯ АРМЕНИИ Санкт-Петербург 1888.
  2.   
  3. M. C. Gabrielian “THE ARMENIANS, OR THE PEOPLE OF ARARAT” Philadelphia, 1892.
  4. Gregory, S. M. (Stephen Mesrope) THE ­LAND OF ARARAT 1920.
  5. Antranig Azhderian THE TURK AND THE LAND OF HAIG OR TURKEY AND ARMENIA, New York 1898.
  6. Alexander Macdonald THE LAND OF ARARAT OR UP THE ROOF OF THE WORLD London and Sydney 1893.
  7. Василий Владимирович Бартольд РАБОТЫ ПО ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ ИРАНА, Москва 2003.
  8. Эвлия Челеби. КНИГАПУТЕШЕСТВИЯ (Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века). Вып. Земли Закавказья и сопредельных областей Малой Азии и Ирана. М. 1983.
  9. Fahrettin Krzıoğlu OSMANLILARIN KAFKAS ELLERİ’Nİ FETHİ.
  10. ПЕРСИДСКИЕ ДОКУМЕНТЫ МАТЕНДАРАНА, II КУПЧИЕ. Выпуск первый (XIV-XVI вв.). Ереван. АН АРМ ССР. 1968.
  11. Фазлаллах Рашид ад-Дин СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ. Том 1, книга 2. АН СССР Москва, Ленинград 1952.
  12. Абу Мухаммад ибн А’сам ал-Куфи КНИГА ЗАВОЕВАНИЙ. Баку 1981.

Армянские фальсификации истории Еревана (часть 1)


часть 1  |  ЧАСТЬ 2

АРМЯНСКИЕ ДЕЯТЕЛИ, СПЕКУЛИРУЯ БИБЛЕЙСКИМИ ПРЕДАНИЯМИ И АНТИЧНЫМ НАЗВАНИЕМ ГЕОГРАФИИ, КОТОРАЯ ИМЕНОВАЛАСЬ АРМЕНИЯ. ДЛЯ ЭТОЙ ЦЕЛИ В РАЗНЫЕ ПЕРИОДЫ ВЫДУМЫВАЛИСЬ БАЙКИ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ТОПОНИМОВ. ТАКАЯ УЧАСТЬ ПОСТИГЛА И СРЕДНЕВЕКОВЫЙ АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ ГОРОД ИРЕВАН, КОТОРЫЙ НЫНЕ ПЕРЕИМЕНОВАН В ЕРЕВАН И ЯВЛЯЕТСЯ СТОЛИЦЕЙ РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ.

Эльшад АЛИЛИ Историк, сотрудник Центра истории Кавказа, научный работник Института по правам человека Национальной Академии Наук Азербайджана (НАНА)

Каждый народ в литературном и устном творчестве отражает свои воззрения, идеалы, поэтические фантазии, мир мыслей, чувств, переживаний, ожиданий, космогонические знания о бытие и природе, идеалы общественного строя. Народ веками создает, совершенствует, обогащает свою литературу, искусство, художественные традиции. Естественно у каждого народа, этноса, или религиозной группы имеются предания, рассказы, исторические сюжеты, приукрашенные воображением народной фантазии и воззрениями.
Но в этом ряду армяно-хайская традиция отличается весьма завышенными, а порой и фантастическими преувеличениями по отношению к себе, и где роль соседних этносов принижается до минимума. Например, армянские деятели, спекулируя библейскими преданиями и античным названием географии, которая именовалась Армения, всякими ухищрениями и натяжками пытались, и сегодня пытаются монополизировать, и присвоить историческое наследие бассейнов рек Тигр, Евфрат, Кура и Аракс, представляя данную географию сугубо армянской. Для этой цели в разные периоды выдумывались соответствующие эпохе байки о происхождении топонимов. Такая участь постигла и средневековый азербайджанский город Иреван, который ныне переименован в Ереван и является столицей Республики Армения.




Чтобы полностью присвоить этот город придумывались разные исторические легенды, не имеющие ни чего общего с действительной историей. Временами армяно-хайские деятели появление этого города на исторической арене связывали с разными фразами, якобы выпавшими из уст пророка Ноя на армянском языке (!). Порой его связывали с т.н. армянским царем Ервандом, а иногда даже его отождествляли с историческим Двином, который на самом деле находился в другой местности. Пробовались все варианты лишь бы привязать название города Иреван какому-либо аспекту выдуманной армянской истории. Когда не получилось, в советский период уже выдумали урартскую крепость Эребуни, от которой якобы пошло название города Иревана-Еревана. Однако на камне с клинописью, обнаруженном при раскопках на холме с тюркским названием Ганлы Тепе, отмечается крепость, которую якобы построил урартский царь Аргишти I (VIII в. до н.э.), название пункта читается не как Эребуни, а как Ирпуни. В любом случае ни название Эребуни, ни Ирпуни ничего общего не имеет со средневековым азербайджанским городом Иреван, который был построен в нахие (область) под названием Кырк-Булак, что с тюркского переводится как «сорок ключей».
Академик Василий Владимирович Бартольд писал: «Эривань возникла в качестве селения при Тимуре, а городом сделалась только в XVI в. при шахе Исмаиле, и тогда же получила свое нынешнее название.» [1, с. 212-213]. Данное утверждение Бартольда подтверждается историческими фактами и хронологией. Ведь до XVI в. название Иреван-Еревана нигде не упоминается. Разве, что в некоторых армянских летописях якобы название Эривань проходит в связи с событиями VII века, где упоминается арабское нашествие. Это в первую очередь поздняя анонимная книга, приписываемая Себеосу (VII в.), история Ованеса Драсханакерци (IX-X вв.), которого еще именовали Иоанном Католикосом и труд Мхитара Айриванкского (XIV в.). Даты в скобках являются данными армянской историографии. Мы, конечно же, проанализируем эти работы и приведем те места, где упоминается Эриван в связи с арабским нашествием. И покажем несостоятельность этих фактов, которые являются просто поздними подделками.
Отметим, что во многих случаях с армянскими фальсификациями и спекуляциями, связанными с городом Иреван, эти выдуманные и натянутые истории поддерживались и тиражировались разными западными институтами и российскими имперскими структурами, где на арену выходили историки, этнографы, писатели и журналисты, распространяющие эти фальсификации. Также, как и в последнем случае с названием Эребуни, где одно предложение академика Б. Пиотровского «Возможно, что даже в названии столицы Армянской ССР города Еревана продолжает жить урартское название города Эребуни, сооруженного царем Аргишти на пятом (?) году его правления» [2, с. 31] явилось началом новых фальсификаций истории города Иреван-Еревана.
В настоящей работе приводится часть исторических фактов, по которым пытались и пытаются сфальсифицировать историю средневекового азербайджанского города Иреван, который сегодня миру больше известен как Ереван.
В 1859-м году российский историк, писатель армянского происхождения Худобашев Александр Макарович писал: «Эривань лежит при реке Занги и маленькой речки Кырк-Булак, соединяющиеся с Араксом и состоит собственно из города и крепости; последняя имеет две, довольно высокие стены, упирающийся в левый берег Занги, составляющий таким образом, четвертую его сторону – прочие три стороны обведены рвом. Стены эти построены из глины, смешанной с соломою и мелким камнем. Вода здесь получается из, особо устроенного водоема, огражденного полуразрушенною глиняною стеною; сверх этого, с северной стороны, проведена в крепость, под землею, еще особенными водопроводами, из реки Занги, а с юго-восточной из Кырк-Булака. Водопроводы эти теперь почти совсем засорены. Из Кырк-Булака вода проведена по городу множеством канавок. В городе выстроен довольно красивый ханский дворец; а главная Магометанская мечеть превращена в церковь, православного, Греко-Российского вероисповедания и освящена во имя Покрова пресвятой Богородицы. Шарден, в своем путешествии описал одну крепость, которая можно полагать есть древний Ервандакерт, также основанный Еровандом против его столицы. Она имеет вид овала и до 4000 шагов в окружности» [3, с. 51].
Как видно из его слов он связывал название самого города Еревана и его происхождение с именем т.н. армянского царя Ерванда. Известно, что по армянской традиции якобы имелась армянская царская династия, под названием Ервандитов из среды которой выходили цари с одноименным именем. На самом деле персидское имя Ерванд (Арванд-быстрый) принадлежал многим ахеменидским и македонским сатрапам Армении и некоторых Восточно-Анатолийских областей, а не армяно-хайским царям. В греческих и римских источниках это имя произносится как Оронтес. Последний македонский сатрап Армении Оронт (II в. до н.э.), по сведениям Страбона являлся потомком перса Гидарна, одного из семи сподвижников царя Дария I [4, 11-14/15].
Современная армянская историография всех этих Оронтов, или Арвандов имевших персидское происхождение включила в единую династию Ервандитов (Оронтидов), и объявила армянскими царями. В свою очередь династия Арташесидов некогда правящая Арменией и берущая свое название от первого царя Армении Артаксия (II в. до н.э.) по происхождению тоже имела персидские корни и была продолжением линии сатрапов Оронтидов. То есть, начиная с Ахеменидов и в продолжении в период VI-I вв. до н.э. Арменией правили сатрапы и цари, имеющие персидские корни, и страна это имевшая культурное эллинистическое влияние была иранской, а не хайкидской, или гайканской (армянской), как хотят представить армянские историки. И поэтому называть Ервандитов и Арташесидов армянскими царями является элементарной подтасовкой фактов и очередным присвоением чужого наследия.
Армянские деятели и историки XIX и начала XX в. всячески пытались присвоить земли Эриванского и Нахчыванского ханств и для этого выдумывали всякие истории, связанные с географическими названиями этого региона и сопредельных областей. По этой причине одно из построений Эриванских башен, которую описал французский путешественник Шарден, побывавший в 1672-1678 гг. на Кавказе, А.Худобашев пытается приписать т.н. «армянскому» царю Ерванду II. И в этом случае уже средневековый азербайджанский г. Эривань с его стороны представляется как античный армянский город Ервандакерт.
Армянские деятели, таким образом, вводили в заблуждение не только российскую историографию, но и западную. А такие как Худобашев порой врали безбожно. В своей книге он кроме Эривана, Нахчывана также Шеки, Шемаху, Баку, Дербент, Ленкорань, Гянджу называет частью Армении подчиненной России [3, с. 26]. Или например, утверждает, что в Нахчыване живут одни армяне [ibid, с. 52]. Хотя в зафиксированных документах Российской Империи отмечается, что в 1832-м году «народонаселение города Нахчыван состоит из 1330 семейств, в числе коих: 905 мусульман, 156 старожилых армян и 269 армян переселенцев» [5, с.332]. Как видно даже после переселения армян с Ирана абсолютным большинством населения Нахчывана оставались тюрки. А по камеральному описанию в самом Нахчыванском округе, куда кроме сегодняшних территорий Нахчыванского АР также входил Даралагезский махал, который в советский период был передан Армении, отмечается, что «по происхождению жители Нахичеванского округа суть: 1) татары, или правильнее туркоманы, в числе 3859 семейств; 2) куртины не более 660 домов; 3) коренные армяне всего 533 семейств, и 2145 переселившихся туда в 1828-м году из Персии» [ibid, с. 316-317].
Все европейские путешественники, писатели, этнографы, побывавшие в регионе в период XVI-XIX вв. в основном контактировали с христианским армянским населением, а более конкретно с армянскими церковными деятелями и представителями образованных армянских кругов. Часть данных встреч отражена в книгах этих авторов. И естественно всю информацию о крае и его истории они черпали из сведений армянских деятелей. Понятно, что, как и в случае с Худобашевым, европейцы в основном получали искаженные сведения о регионе и народонаселения. В таких случаях армянская мысль и церковное мифотворчество появление и названия многих географических пунктов региона связывали с присвоенными «армянскими» царями, и не редко с легендами, связанными с патриархом Ноем. И естественно эти воззрения отразились также в книгах европейских авторов. Так, например, прусский писатель Барон Гакстгаузен побывавший на Кавказе писал: «Эривань или правильнее, Эраванпо-армянски значит «видимый». Предание гласит, что когда Ной, после потопа увидел с Арарата землю, то закричал: «Она видна!» и от того окрестности города получили свое название. По другому преданию армянский царь Эрвар является основателем города.
Город имеет и другие названия. Анц-Ваген-Шагат, Двин, Армевин, Гарей, Артаксата и пр.» [6, с. 163-164]
Понятно, что такие несуществующие названия как Анц-Ваген-Шагат, Армевин, Гарей, были выдуманы армянскими пересказчиками Гакстгаузена. Русский историк французского происхождения И. И. Шопен приводит уже другую армянскую этимологию названия Еревана, но опять, же связанную с Ноем: «… Ной, увидел от Арарата противоположную сторону долины, очищенною от вод, назвал ее Еревули, то-есть высохло.» [7, с. 262]
Здесь еще в первую очередь внушается мысль (своим людям и европейцам) о том, что патриарх Ной обозначил название Еревана и других топонимов региона на армянском языке. Это косвенно подразумевает идею того, что язык патриарха Ноя был армянским и армянский язык является самым древним и первым языком человечества. Но порой такие выдуманные рассказы повторяли также сами российские писатели и историки того времени. Русский писатель-беллетрист, военный историк Платон Павлович Зубов писал: «Смотря на сей памятник отдаленнейшей древности, на коем совершилось чудесное событие: обновление рода человечества, — мысль невольно стремится в след за течением стольких минувших столетий, вызывает оные из мрака прошедшего, и видит праведного Ноя, воздвигающего жертвенник Господу Богу, спасшему его от ужасной кары раздраженного Неба; видит построение им Нахичевана, Маранда, Эзрк-уры и самой Эривани; видит основание Гайком Армянского государства; его преемник Арай дает свое название горе Масису и окрестной стране, именуемой ныне Араратом. С того времени Эривань делается столицею Араратского царства, и долгое время составляет центр могущества Армении.» [8, с. 316-317]
По армянской традиции название библейской горы Арарат связан с мифическим армянским принцем Ара Прекрасным, которого убила «сладострастная» ассирийская царица Шамирам. Поле, где войско Ара Прекрасного проиграла битву Шамирам, впоследствии была названа «Арай арат», что в переводе с армянского якобы будет «падение Ары». Здесь налицо еще одно присвоение происхождения библейской, притом допотопной топонимики армянскому языку.
Эту выдуманную армянскую мифическую этимологию также приводит в своей книге английский историк академист Джеймс Брюс. Также он упоминает армянское предание о Нахчыване, которую якобы построил Ной и назвал по-армянски Нахиджеван, что означает «первое оседание». Или, например, название города Маранд в Южном Азербайджане, которую якобы построил Ной и назвал по-армянски «Майр Ард» — «Здесь Мать». [9, с. 208-210]. По преданию там была похоронена супруга патриарха Ноя, и поэтому данный пункт получил такое название. Предъявляя названиям Арарат, Ереван, Нахчыван, Маранд и др. топонимам армянское происхождение и связывая их происхождение с легендами о Ное, армянские деятели пытались полностью присвоить Библейскую географию, связанную с легендами и преданиями о послепотопным возрождением человечества.
Но в отличие от Платона Зубова такие ученые как Джеймс Брюс все-таки критически подходили к этим легендам, так как знали, что исторический Арарат и одноименная область находилась южнее озера Ван, в стране, которая в античности именовалась Гордуэной. И все три Абрамистские религии, почитающие патриарха Ноя, в этом пункте сходились. По сведениям Брюса, там, то есть в исторической Гордуэне до 655 г. существовал христианский монастырь, возведенный в знак вступления Ноя на сушу [ibid, с. 202-204]. Это местность находится сегодня в турецкой области Джизре – на стыке с границей Ирака.
И только после XII-XIII вв. в западно-христианской традиции библейскую гору Арарат начали связывать с современным Араратом. То есть нынешняя гора Арарат, которая в армянской традиции во все времена называлась Масис, свое название Арарат получила уже в средневековье после XIII века и на самом деле с традиционным библейским Араратом ничего общего не имеет.
Даже в ранней армянской книжной традиции Арарат и Араратская область локализуется южнее озера Ван в стране Кордук (Гордуэна), чему имеются свидетельства в книге летописца IV-V вв. Фауста Византийца (Фавстоса Бузандаци) [10, III, гл. X]. По Фаусту выясняется также, что первопрестольная армянская церковь находилась в г. Аштишат, который находился западнее озера Ван в области Тарон. А погребения первомучениц армянской церкви Гаяне, Рипсиме и их сподвижниц находились южнее оз. Ван в настоящей области Арарат. [ibid, IV-4, III-14].
То есть первопрестольная церковь Армении, где Григорий Просветитель крестил царя Теридата, вельмож и народ, а также церкви первомучениц Гаяне, Рипсиме находились не в сегодняшнем Эчмиадзине как гласит нынешняя армянская историография. На самом деле Григорий Просветитель крестил царя Теридата, вельмож и народ в городе Аштишат исторической области Тарон, находившийся юго-западнее от озера Ван. А церкви первомучениц Гаяне, Рипсиме находились в исторической области Арарат локализующейся южнее оз. Ван в стране Кордук-Гордуэна.
Понятно, что позже вслед западно-христианской литературной традиции и в армянскую церковную традицию вошло отождествление Масиса с Библейским Араратом. Точную дату отметить сложно, но Эчмиадзин на самом деле был учрежден не в 303-м Григорием Просветителем, а в 1441-м году по указу Азербайджанского султана Джахан Шах Кара-койунлу. Можно полагать, что примерно в этот период и после Араксскую равнину в армянских книгах начали называть Араратской областью и всю географию связывать библейскими легендами о потопе и выдумывались всякие легенды, связанные с патриархом Ноем. То есть вся армянская литература, где Араратская область отмечается в Араксовой равнине, а не южнее озера Ван в стране Кордук на самом деле была подделана после XIV-XV вв.
При этом сами выдуманные армянские байки видимо были настолько противоречивы, что позже средневековый Эривань, или азербайджанский Иреван связывали то с Ервандом, то с Ноем, то с Двинем, или даже Артаксатой. Та же самая тенденция прослеживается и с другими географическими названиями. И часто ошибочно армянские деятели пытались существующие населенные пункты региона связывать с городами античной Армении. Французский путешественник Шарден писал: «В летописях, хранящихся в знаменитом монастыре трех церквей, говорится, что город Нахичевань — древний Ардашад, называемый греческой историей Артаксат и Артаксазат. Другие армянские писатели считают Нахичевань еще более древним и говорят, что строить его начал Ной, поселившийся там после потопа. В доказательство своих слов ссылаются на происхождение названия этого города: по их словам Нахичевань на старом армянском языке значит первый поселок или первый странноприимный дом». [11, с. 298].
По Шардену выходит, что в Уч Килисе (по тюркс. значит «Три церкви»), то есть в Эчмиадзинском монастыре хранились какие-то рукописи, объявляющие Нахчыван древней Артаксатой. Понятное дело, что эти работы были из серии поддельных рукописей, где подтасовывалась история и география региона.
Но уже серьезные западные академисты XIX в. начали критически подходит к армянским историческим выдумкам, хотя уже эти легенды успели просочиться в западную литературу. Немецкий ассиролог и урартолог Леман-Хаупт (1861-1938) отмечал, что «Диярбекир армянами сегодня ложно упоминается как Тигранакрет» [12, с. 174]. Он вообще критически подходил к армянской летописной традиции и называл сведения о ранней истории армян «ничего не стоящими фантастическим рассказами» [ibid, с. 169-170].
Объявляя Диярбекир -Тигранокертом, Нахчыван — Артаксатой, а Эриван – Ервандакертом, армянские писатели встречались критикой со стороны известных западных и российских ученых.
Продолжение следует
_______________________
 Аннотации:
  1. Василий Владимирович Бартольд РАБОТЫ ПО ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ ИРАНА, Москва 2003.
  2. Борис Борисович Пиотровский ВАНСКОЕ ЦАРСТВО (УРАРТУ), Москва 1959.
  3. Александр Макарович Худобашев ОБОЗРЕНИЕ АРМЕНИИ («Обозрение Армении в географическом, историческом и литературном отношениях») Санктпетербург 1859.
  4. Страбон ГЕОГРАФИЯ.
  5. ООЗРЕНИЕ РОССИЙСКИХ ВЛАДЕНИЙ ЗА КАВКАЗОМ, часть IV, Санктпетербург 1836.
  6. Барон Август фон Гакстгаузен ЗАКАВКАЗСКИЙ КРАЙ (Заметки о семейной и общественной жизни и отношениях народов, обитающих меду Черным и Каспийскими морями), часть I. Санктпетербург 1857.
  7. Иван Иванович Шопен ИСТОРИЧЕСКИЙ ПАМЯТНИК СОСТОЯНИЯ АРМЯНСКОЙ ОБЛАСТИ В ЭПОХУ ЕЕ ПРИСОЕДИНЕНИЯ К РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ, Санктпетербург 1852.
  8. СОБРАНİЕ АКТОВЪ ОТНОСЯЩИХСЯ, КЪ ОБОЗРЕНИЮ ИСТОРИИ АРМЯНСКОГО НАРОДА, том III. Москва 1838.
  9.  James Bryce TRANSCAUCASIA AND ARARAT, London 1876.
  10. Фавстос Бузандаци ИСТОРИЯ АРМЯН (ПОВЕСТИ БУЗАНДА) АН Армянской СССР Ереван, 1953. Перевод с древнеармянского М. А. Геворгяна.
  11. ПУТЕШЕСТВИЕ КАВАЛЕРА ШАРДЕНА ПО ЗАКАВЗАЗИЮ В 1672-1678 гг. Кавказский вестник, № 6. 1900.
 ­C. F. Lehmann- Haupt ARMENIEN EINST UND JETZT Berlin 1910