Сайт посвященный истории Кавкзазского региона

Армянский терроризм в газетных архивах США – часть 8



Центр истории Кавказа,
Аббас Исламов

Часть 8
Адвокаты и политические сторонники террора армянского национализма прилагают большие усилия для того, чтобы общественное мнение не знало о том, что армянский террор в Турции во второй половине XIX века был перманентным процессом, интенсивность которого нарастала с каждым годом.

Прекрасно понимая, насколько разрушительны эти факты для старательно поддерживаемого образа «невинного» и «беззащитного», «стенающего в нужде» и «бедствующего» народа, адвокаты армянского террора пытаются выделять из этого потока лишь отдельные, наиболее резонансные события, вроде захвата Оттоманского банка в Стамбуле (см. Часть 6), стараясь представить их оправданными акциями армянских «революционеров».

Однако, информация о событиях тех лет, сохранившаяся, в частности, в газетных архивах США, раскрывает картину практически непрерывных атак армянских банд на правительственные учреждения, представителей власти и мирное население Турции. Документальные репортажи о нескончаемых бандитских рейдах, заговорах и покушениях армянских националистов сообщают не только о географических масштабах террора, но также неопровержимо свидетельствуют о колоссальном финансировании «несчастного» и «угнетенного» армянского терроризма, позволяющем бесперебойно обеспечивать вооружением и боеприпасами многочисленные террористические группировки, созданные практически на всем пространстве Османской империи.

Превратившись во внушительную враждебную силу, единственная цель которой заключалась в разрушении турецкого государства нарастающим давлением кровавого террора, в конце 1890-х годов армянский национализм уже подготовил все предпосылки для того, чтобы в недалеком будущем, в условиях неумолимо надвигающегося мирового конфликта и военной интервенции, принести армянское население Восточной Анатолии в жертву амбиций своих национал-политических и террористических организаций.

Приведенная ниже информация относится всего лишь к очередному, 1897 году, и свидетельствует о том, что захват Оттоманского банка в конце августа 1896 не был просто из ряда вон выходящим событием, вызвавшим международный резонанс, после которого террор армянского национализма ушел на покой, уступив место миру и спокойствию. Планирование и осуществление новых атак продолжалось непрерывно, террор ширился, принимая все более организованные и технически оснащенные формы.

Опорные базы армянских банд (активные на протяжении десятков лет до начала Первой мировой войны) были организованы не только в самой Османской империи, но и на территориях соседних стран – Ирана и России, свидетельствуя своим существованием о транснациональной природе гибридной войны, развязанной армянскими сепаратистами в Турции. Это позволяло террористам без опасений накапливать вооружение в приграничных зонах и подготавливать кровавые рейды, скрытно вторгаясь на территорию Турецкого государства и совершая массовые убийства мирного населения. Сообщения о подобных атаках армянских бандитов также находили отражение в американской прессе, как, например, в газете «Mower County Transcript» от 11 августа 1897 года:



«Армяне вторглись в Турцию. КОНСТАНТИНОПОЛЬ, 10 августа. – В полученном здесь официальном послании говорится, что в прошлую пятницу несколько тысяч армянских провокаторов из Персии вторглись в Турцию. Они убили 200 человек из племени Мигрики (община курдов – А.И.), включая женщин и детей. Жена вождя была предана смерти с самыми жестокими пытками, а нескольким другим жертвам отрезали носы и уши. Властями были приняты меры для поимки мародеров».

Вряд ли этот репортаж нуждается в подробных комментариях, но нельзя не отметить, что в этой кровавой акции, совершенной вооруженными до зубов бандитами «несчастного» народа, в который раз проявилась животная сущность армянского национализма, уничтожившая целую общину беззащитных мирных жителей, «включая женщин и детей», сопровождая убийства зверскими пытками и истязаниями.

Страдая болезненной страстью позировать во всеоружии перед фотокамерами, носители этой нечеловеческой ненависти к человеческому роду оставили свои изображения, которые полностью опровергают лживые измышления о «стенающем в нужде» христианском народе.


Экипированные намного лучше солдат не только турецкой армии, но и европейских стран, эти вооруженные до зубов и хорошо откормленные в «невыносимых» условиях турецкого государства, банды «беспомощного» и «многострадального» народа не только получали нескончаемые потоки финансового и материального обеспечения, но и обогащались за счет грабежей и мародерства, совершаемых во время беспощадного уничтожения мирного населения, не взирая на пол и возраст.

Зверствам армянского национализма еще предстояло развернуться в многократно больших размерах с началом Первой мировой войны и залить кровью миллионов мусульман всю восточную Анатолию и Южный Кавказ, но пока, во второй половине XIX века, он продолжал разрастаться на территории Турции и набираться опыта, пробуя силы в организации все более масштабных диверсий. Цель совершаемых преступлений и беспрецедентной жестокости оставалась прежней – спровоцировать турецкие власти на принятие ответных мер, чтобы сразу же, через армянские бюро в Константинополе, Тифлисе, Женеве и Лондоне представить происходящее всему миру как репрессии против христиан.

Но репортажи, непрерывно появляющиеся в прессе конца XIX века, свидетельствуют, в каких многообразных проявлениях был развернут армянский террор, не признающий никаких законов и ограничений. Почти одновременно с кровавыми рейдами и мародерством на востоке империи армянский терроризм организует заговоры и теракты на западе страны, в самой столице, причем с намерением убить главу государства – султана. В качестве примера публикаций, освещавших эти события в американской прессе, можно привести статью из газеты «Waterbury Democrat» от 19 августа 1897 года:


«ПОПЫТКА УБИТЬ СУЛТАНА. Предполагаемый армянский заговор против султана Турции. КОНСТАНТИНОПОЛЬ, 19 августа. – Город почти охвачен паникой из-за новостей о взрывах бомб, готовящихся или уже совершенных, вчера, во второй половине дня, в трёх различных местах. Взрывы были совершены армянами.
В 3 часа дня бомба была брошена прямо перед полицейским управлением в округе Пера (район Стамбула – А.И.). Бомба не взорвалась. Почти в то же самое время армянин, чье имя, насколько известно, было Карапет, был арестован в Имперском Оттоманском банке, в округе Галата. Он нес свёрток с взрывными устройствами, которые пытался поджечь.
Вторая бомба взорвалась на частной дороге между везиратом (офисом великого везира) и домом государственного совета. Один человек погиб и несколько других были серьезно ранены. Взрыв выбил окна в окрестности и причинил другие повреждения.
Полиция провела несколько арестов. Сообщения о беспорядках быстро распространились по городу и вызвали большие волнения. Полиция и гвардия султанского дворца приняли чрезвычайные меры предосторожности, которые усилили слухи о том, что метание бомб является частью более широкого заговора. Самый невообразимый ужас царит в окрестностях дворца. Во многих частях города, в особенности вблизи полицейских участков и дома государственного совета, все магазины были закрыты и пришлось привлечь все полицейские и военные силы для того, чтобы восстановить спокойствие.
Сообщается, что армянин, который был арестован в Имперском Оттоманском банке, пытался подложить связку взрывных устройств возле одного из главных входов. Толпа, которая видела, как сотрудники банка  доставили его в полицию, могла устроить над ним быструю расправу, если бы ей не помешали.
Полиция очень скрытна относительно разъяснения причины вызова дворцовой стражи и закрытия всех дверей, но ходят слухи, что преступное действие было предпринято во дворце и что приближенные были заперты, чтобы предотвратить выход убийцы».
Эти репортажи, сохранившиеся в архивах американской печати, свидетельствуют о непрерывности террора армянских националистов, которые продолжали заливать кровью невинных людей центральные улицы Стамбула, совершая бомбовые атаки на государственные учреждения в самых центральных кварталах столицы турецкого государства.

Учитывая интенсивное нагнетание исламофобии и туркофобии в конце XIX века (которое, впрочем, наблюдается и в настоящее время), можно предположить, что если бы упомянутая в репортаже толпа, помнившая о сотнях убитых мирных жителей во время бомбовой атаки армянских банд на население Стамбула в августе 1896 года, растерзала бы террориста Карапета – то по западным информационным каналам сразу же разлетелись бы утки о жестоком убийстве христиан в Турции. Но, если бы Карапету удалось поджечь запалы взрывных устройств и скрыться с места преступления, то массовое убийство в центре столицы в результате динамитного взрыва освещалось бы в христианских странах как очередной эпизод «героической» борьбы армянских «революционеров» за развал Османской империи.

1897 год выделялся заметной активизацией террористических центров, созданных партиями «Гнчак» и «Дашнакцутюн» на территории Ирана, граничащей с Турцией. Намного более спокойные и безопасные условия для армянских террористов в Иране позволяли им без опасений формировать в приграничных населенных пунктах большие вооруженные отряды, экипированные лучшими образцами стрелкового оружия того времени и с избытком обеспеченные боеприпасами. Это позволяло подготавливать и совершать разбойничьи рейды на территорию Турции, используя фактор неожиданности для совершения массовых убийств и нанесения максимального ущерба мирному населению. Эти события также не остались в стороне от внимания американских репортеров и одним из примеров сообщений, доводивших до сведения американских читателей правдивую информацию о разгуле армянского терроризма на востоке Турции, является публикация в газете «The San Francisco Call» от 2 сентября 1897 года:


«БЕСПОРЯДКИ ВБЛИЗИ ВАНА. Сообщения об армянских волнениях из турецких источников. КОНСТАНТИНОПОЛЬ, Турция, 1 сентября. – Сегодня было издано следующее официальное заявление относительно сообщавшихся беспорядков вблизи Вана:
«Пятнадцать армянских провокаторов, которые скрывались в деревне возле Вана, открыли огонь по солдатам, отправленным для их ареста. Тринадцать мятежников были захвачены и доставлены в Ван». Относительно сообщения о тяжелых боях между курдами и армянами на границе в послании из Табриза, Северная Персия, в News of London, было сделано следующее официальное заявление:
«Зеки Паша сообщает, что недавно армянские разбойники образовали банду в 500 всадников на персидской границе с намерением напасть на деревню Башкёле, но турецкие войска в настоящее время предотвратили эту попытку. Отмечается, что определенные местные персидские власти оказывают помощь армянским вторжениям, несмотря на договоры и хорошие отношения между двумя странами».

Эти достоверные исторические репортажи о конных и пеших бандах, сформированных и оснащенных армянскими национал-политическими партиями и террористическими организациями, планировавшими и осуществлявшими вооруженные нашествия на территорию османского государства, сопровождавшиеся уничтожением населенных пунктов и массовыми убийствами – являются неопровержимым доказательством того, что армянские националисты за долгие годы до начала Первой мировой войны уже развязали подлинную войну против османского правительства и мирного населения страны, убивая тысячи ни в чем не повинных людей, своих соотечественников, жестокими и бесчеловечными действиями целенаправленно и настойчиво провоцируя турецкие власти на принятие ответных мер по подавлению и искоренению армянского террора.

Преступная деятельность армянских националистов, державшая в напряжении население и власти турецкого государства, была практически непрерывной, превратившись в перманентный фактор внутренней дестабилизации страны и внешнеполитического давления на правительство Османской империи. В качестве еще одного примера многочисленных публикаций, освещавших в американской прессе разнообразие проявлений армянского терроризма в Турции можно привести статью из газеты «Houston Daily Post» от 14 ноября 1897 года:
«АРМЯНСКИЕ МЯТЕЖИ. Турки дают им очень подробное объяснение. Вашингтон, 13 ноября. – Сегодня, после запроса, турецкое представительство передало следующее заявление относительно недавних армянских мятежей:
Армянские провокаторы, согласно своей подрывной программе, образовали банды разбойников для того, чтобы разрушить общественный порядок и обеспечить себе власть в империи, и не только армянские разбойники, но и их жены используют винтовки марки «Мартини» и динамитные бомбы.

Только недавно генеральный губернатор вилаета Сивас и губернатор Джаника сообщали, что армянские разбойничьи банды, члены революционного гнчакистского комитета в этих регионах, находившиеся под командованием Ховсепа и Минас Оглана, преследовались и были арестованы, за исключением их главаря и двух членов банды, которым удалось скрыться. Жена Ховсепа, также посвятившая себя бандитизму и которая, как и её муж, была вооружена винтовкой «Мартини», обратилась к властям Джаника и сдалась, заявив, что полностью отказывается от противоправных действий.  Были приняты меры для окружения местности, которое Ховсеп выбрал для своего проживания, когда он и два его сообщника сдались на милость и великодушие местных властей. Вслед за этим эти личности, как и многие другие в подобных условиях, были сопровождены в их церкви, чтобы они принесли клятву (что они и сделали) о том, что они будут жить честно и строго соблюдать законы мира. Затем власти поставили перед собой задачу обеспечить их убежищем и всем необходимым для жизни, чтобы они могли жить честно и мирно».

Винтовки марки «Мартини» (или «Martini-Henry») британского производства довольно часто фигурируют в отчетах XIX века о разоружении армянских банд в Турции и, очевидно, их изъятие в больших количествах отмечалось не случайно. Дело в том, что одна из лучших и дорогостоящих армейских винтовок своего времени, «Martini-Henry» была введена на вооружение в британской армии после 1872 года, однако банды армянских националистов в отдаленных горных областях Восточной Анатолии были в изобилии обеспечены этим оружием и боекомплектами к нему уже с 1880-го года.

В отличии от современных условий, когда оружие и боеприпасы в некоторых странах можно свободно приобрести в оружейных магазинах, вольная торговля оружием в XIX веке была под запретом. Производство и торговля оружием контролировалось государствами и незаконная транспортировка вооружений через границы сурово каралась. По законам Турции, России и Ирана (через территории которых пролегали тайные маршруты доставки вооружения армянским бандам) за контрабанду оружием наказание могло быть очень тяжелым, вплоть до смертной казни.

Тем не менее, тысячи единиц британского армейского оружия и сотни тысяч патронов к ним оказались в руках у многочисленных банд армянских националистов, которые вооруженными рейдами и кровавыми терактами разрушали турецкую государственность. Но историческим фактом является также то, что в эти же годы, как в приграничных с Турцией регионах, так и на территории самой Турции, происходило массированное вооружение армянских банд еще более современным, мощным, многозарядным оружием – винтовкой Мосина, производство которой было начато в России в 1892 году. Именно эти факты Турция рассматривала как материальные свидетельства, выдвигая обвинения в адрес Британии и царской России в том, что эти державы оказывают всестороннюю поддержку агрессии армянского сепаратизма в Османской империи.
Но не менее интересны сообщения, сохранившиеся в американской печати о деятельности христианских миссионерских сообществ в Турции, подрывную и подстрекательскую роль которых подчеркивал известный американский ученый, писатель, публицист и художник Френсис Хопкинсон Смит (см. Часть 7). О том, что не только миссионерства в целом, но и отдельно взятые миссионеры могли выступать в роли активных организаторов и участников армянского террора, свидетельствует, например, публикация в газете «The Evening Times», изданной 15 ноября 1897 года:

«МИССИОНЕРСТВО В НОВОЙ РОЛИ. У нее в переднике были патроны для армянских бандитов. Её ученики признались, что действовали как армянские шпионы по её приказу.
Американский посол в Константинополе отправил в государственный департамент полный отчет, раскрывающий подробности нападения на турецкие деревни армянских разбойников, которые пришли через персидскую границу. Действия этих бандитов были просто ужасающими.
Часть послания, которая вызовет сенсацию в этой стране, сообщает об аресте женщины-миссионерки вблизи места событий, которая имела при себе передник полный патронами, предназначенными для бандитов. У нее там была школа и у многих учащихся карманы оказались набиты патронами. Они признались, что занимались шпионажем для разбойников по приказу своей учительницы.
Этот отчет содержит много других вопросов, которые поразят и удивят друзей из иностранных миссий в стране, и как высказался доктор Ангелл, который был назначен послом в Турцию по протекции Американского Совета Иностранных Миссий, они будут особенно поразительны для церковных людей. В Государственном департаменте есть также отчет, из того же источника, относительно жалоб об ущербе, предъявленных Турции американскими миссионерами в связи с разрушением зданий миссии в Мараше. Некоторые пункты из этих жалоб весьма необычные. Одна миссионерка включила в жалобу шелковую одежду стоимостью в 1800 долларов (огромная сумма по тем временам – А.И.), другая выдвинула жалобу о потерянном гардеробе и драгоценностях стоимостью в несколько тысяч, мужчина миссионер жалуется, что потерял библиотеку стоимостью в 5000 долларов, и т.д. Жалобы были настолько непомерно абсурдными, что турецкое правительство, как известно, наотрез отказалось даже рассматривать их».
Многие страницы подлинной истории развития армянского терроризма и сепаратизма в регионе Малой Азии и Южного Кавказа все еще остаются не раскрытыми. Но исследование вопроса с привлечением различных архивных источников позволяет постепенно восстанавливать реальные картины событий, происходивших в Османской империи в XIX веке, которые в действительности были очень и очень далеки от тех односторонних, субъективных и преднамеренно искаженных трактовок, которыми пропаганда армянского национализма старательно переполняет все доступные информационные ресурсы.

Так, например, еще ждет своих исследователей вопрос об участии многочисленных миссионерских организаций в разжигании в армянских общинах враждебности к мусульманскому населению и правительству Османского государства. Получив великодушное дозволение обосноваться в Турции именно благодаря благосклонному отношению османского правительства к подданным христианского вероисповедания, многие миссионерские организации превратились затем в очаги ксенофобии, сеявшие в армянских общинах семена религиозной нетерпимости и враждебного отношения к своим соотечественникам мусульманам. А в некоторых случаях, как свидетельствует приведенная выше публикация в американской прессе, представители христианских миссионерств не ограничивались подстрекательством и разжиганием вражды, но могли доходить и до непосредственного и активного содействия кровавому террору армянских националистов.

Продолжение следует.